mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Банда Коминтерна

Коминтерн!
Во всех уголках мира известно это слово.

Кажется нет организации, которая была бы окружена такой тайной и наделена такой легендарной вездесущностью.
В Индии ли, в Уругвае, или в Японии — каждая забастовка и каждое восстание объясняются работой агентов Коминтерна. В самом СССР Коминтерн окружен еще большей таинственностью, чем его агенты за границей.

Пять лет спустя мне пришлось, вследствие особых обстоятельств, о которых я расскажу в другом месте, присутствовать на одном из заседаний английской секции Коминтерна.
Проникнуть туда очень трудно.
Вы входите в комендатуру, за решеткой сидит человек, посетители толпятся перед этой решеткой, все они по очереди заявляют, что хотят к такому или к такому то лицу.

Человек сносится по телефону с указанным лицом, затем соединяет вас с ним.
Тут обман невозможен, работник Коминтерна должен либо знать вас лично и узнать ваш голос,
либо вы должны иметь записку или рекомендацию.
Иначе вас в самое здание Коминтерна не впустят.
Всюду вооруженная охрана.
Если вас решили пропустить, вас сопровождает такой же вооруженный солдат.
При этом вы получаете пропуск, который вы должны вернуть при выходе.
Думаю, что труднее проникнуть только в ГПУ.



за утренним кофе я невольно стала приглядываться к Слуцкому и наблюдать за ним.
Высокий, худой еврей лет тридцати пяти.
Такой типичный еврей, что дальше идти некуда.
Сутулится, близорук, большой свисающий нос, оттопыренные уши, развалистая утиная походка, носками внутрь. Очень осторожен и отчасти даже нерешителен. Любит выпить, но не пьянеет совершенно. Только в известный момент, о котором никто кроме него догадаться не может, срывается с места, уходит в свое купе (если мы в вагоне), или в свой номер (если мы в гостинице), и там засыпает тяжелым мертвым сном. Тогда нужно принимать совсем героические меры, чтобы привести его в сознание. Более крепкий организм Горбачева может вынести гораздо большую дозу алкоголя и поэтому он презирает Слуцкого именно за эту его невыносливость. Бывали случаи, когда Горбачев приказывал проводникам вылить несколько графинов воды на голову спящего Слуцкого, чтобы привести его в чувство.
С 1921 года он является бессменным генеральным секретарем «Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих». О работе этого комитета и других таких же комитетов, — химиков, кожевников, моряков, текстильщиков, металлистов и прочих — мне придется рассказать в ряде отдельных очерков, так как после поездки с английской делегацией меня «мобилизовали» в комитет горнорабочих, и мне пришлось проработать там переводчицей под начальством того же Слуцкого в течение ряда лет.
Ежегодно, а иногда и два раза в год, Слуцкий выезжает за границу, иногда на международные конференции горнорабочих, иногда для поддержания духа горняцких забастовок, а иногда и с другими тайными заданиями. Нечего и говорить о том, что ГПУ любезно предоставляет ему в таких случаях любой паспорт на любое имя. Но часто он ездит и под своей собственной фамилией. Не то в 1929, не то в 1930 году, Слуцкий пробрался таким образом в Шотландию, где имеется единственный в Англии красный союз горняков — Scottish Miner's Union в Aberdeen, английским секретарем которого является Мурфи.

Там Слуцкий выступал на митингах, за что и был из Англии выслан и не как-нибудь, а в результате запроса в парламенте. Теперь въезд в Англию Слуцкому запрещен. О запросе же этом я своими глазами читала в Times. За годы большевизма Слуцкий более четырнадцати раз был за-границей. С делегатами он очень быстро сошелся, он вообще добродушен и очень циничен. Особенно дружен он с миссис Честер, делает вид, что за ней ухаживает, а она кокетливо хлопает его концами пальцев по носу и говорит:
— You, old duck!
Слуцкий женат, имеет двух детей, но, надо отдать ему справедливость, о семье своей заботится мало.
Он вообще бессребренник, очень непрактичен в отношении денег, и у него никогда нет ни рубля за душой.
Он весь в авансах и долгах.

Когда я с ним ближе познакомилась, он рассказал мне, что родители его были набожные евреи,
что он учился в хедере и знает древнееврейский язык.
С пятнадцати лет он попал в революционные кружки, стал пропагандистом,
сидел в харьковской тюрьме, во время гражданской войны работал в Киеве в подполье,
знаком лично с генеральным секретарем Профинтерна Лозовским, который ему
очень протежирует.

Слуцкому доверяют и в Коминтерне и в Профинтерне, потому что он выполняет важную для обоих организаций работу по пропаганде среди горняков всех стран мира и потому, что его можно послать заграницу с уверенностью, что он не украдет денег и вернется обратно.
Такие политико- пропагандные посты в СССР, пожалуй, единственные, кроме правительственных, на которых люди держатся так долго, как продержался Слуцкий.

И все же, когда я в 1932 году уезжала навсегда заграницу,
Слуцкий, будучи все еще в Международном Комитете, учился в Горном Институте (без отрыва от «производства») и хотел стать горным инженером, «так, знаете, на всякий случай!»
Tags: Британия, Коминтерн, ж2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments