mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Колонии Голландии в Белоруссии, Сибири и на Украине- "голендры"


нейдорф голендры

К 1564 году относится основание голландцами на правом берегу р. Буг, на территории современного Брестского района, двух лютеранских колоний - Нейдорф и Нейбров. Первая находилась в 5-6 км северо-западнее, а вторая соответственно в 2-3 км западнее деревни Домачево.


1.
Колония занимала достаточно выгодное положение, рядом протекала река Буг. В основном, колония жила плодами земледельческого труда, интенсивное ведение хозяйства давало ощутимые результаты.
В.М. Догадин, автор воспоминаний о службе с Д.М. Карбышевым и о строительстве фортов крепости Брест-Литовск в период модернизации, вспоминал: «Строительные работы по возведению фортов, а также холодильника и других фортификационных сооружений производились хозяйственным способом при фактическом контроле. Объёмы работ на фортах и холодильнике бывали довольно значительны. Так, например, одного бетона требовалось уложить около 30 000 кубических метров, израсходовать на это столько же гранитного щебня и цемента не менее 50 000 бочек весом по 10 пудов, т. е. в общем около 8000 тонн. Объём земляных работ в несколько раз превышал объём бетона…
Kаменные и плотничные работы выполнялись специальными артелями, приезжающими на строительный сезон из Kалужской, Рязанской и соседних с ними губерний. Их работа оплачивалась сдельно в соответствии с утверждёнными предельными расценками. Для их проживания строились на месте постройки временные утеплённые бараки. Еду им обычно готовила нанимаемая ими кухарка.
Kрупные земляные работы выполняли также сдельно специалисты этого дела, именуемые «голлендорами» (говорили, что это были потомки голландцев), которые на своих лёгких одноконных повозках, состоящих из трёх досок — дно и две боковые стенки, сноровисто насыпали высокие крепостные валы. Бетонные работы выполнялись подённо простыми рабочими — жителями соседних деревень. Значит, организовывать им жильё и питание не требовалось».
Исторические потрясения ХХ века, разрушили традиционный уклад колонистов. В 1944 году основная масса эмигрировала.
Памятные знаки на местах поселений голендров на Буге планируется установить не только в Домачево (Брестский район), но также в Польше (Славатыче, Люблинское воеводство) и Украине (Ровное и Забужье, Волынская область).
------
На макете старого города в краеведческом музее среди прочих обозначена и Немецкая улица. На Тришинском кладбище сохранилось несколько захоронений с необычными для наших традиций крестами и немецкими фамилиями на надгробиях. А те из брестчан, кто успел побывать на сеансах в кинотеатре «Смена», припомнят его своеобразную архитектуру,  свидетельствующую о культовом назначении здания,  построенного в 1937 году прихожанами общины евангелической церкви аугсбургского  вероисповедания. Кто эти люди? Как и когда они стали брестчанами?
Мы сидим за столиком в уютном брестском кафе и ведем беседу по-английски, насколько мне позволяет мой скромный словарный запас. Пожилая дама с благородной осанкой напротив меня – турист из Германии. Турист, впрочем, не совсем обычный. Госпожа Берта в некотором смысле коренная брестчанка. «Да, – говорит фрау Хартиг, – я родилась в 1933 году в Бресте. Занятием моего отца здесь была оптовая торговля продовольственными товарами. Наш дом стоял на улице Широкой. Незадолго до Второй мировой войны наша семья выехала в Западную Польшу, а в конце войны оказалась в Германии».
«Как же всё-таки случилось, что Брест стал местом Вашего рождения?» – спросил я у моей собеседницы.
Как рассказала зарубежная гостья, семья ее родителей, так же, как и большинство семей брестских довоенных немцев, ведет свое происхождение от поселений бугских голендров – переселенцев из Голландии и Германии, первые из которых приехали на берега Буга еще в середине XVI века. В то время обширные земельные угодья в пойме реки фактически не использовались из-за ежегодных весенних паводковых подтоплений. И местные богатые землевладельцы стремились их освоить, приглашая из Европы людей, привыкших управляться с землями у воды.
– Нетрудно предположить, что в Вашем возрасте такие поездки, как эта, довольно утомительны и стоят немалых усилий. Неужели Вы прибыли в Брест с одним лишь желанием посетить город, где родились?
– Конечно же нет, – ответила госпожа Берта. – Мы приехали втроем, и для нашей маленькой группы это, прежде всего, деловая поездка. Бугские голендры имеют в Германии свое землячество, в котором состоим и мы. Нас делегировало это общество для подготовки мероприятия, которое мы планируем провести в Домачеве: 3 июня 2017 года отметить 400-летний юбилей колонии Нейдорф-Нейбров, существовавшей вблизи этого поселка вплоть до 1942 года.
– Почему эти торжества Вы решили провести именно в Домачеве?
– Дело в том, что эту колонию мы называем Mutterkolonie, что означает «материнская колония». С нее всё начиналось, с четырнадцати приехавших первыми фамилий. Остальные поселения мы называем Tochterkolonien, то есть дочерними. А чтобы вам были понятны масштабы последующего расселения колонистов, приведу несколько цифр. Только в январе 1940-го в соответствии с советско-германским соглашением с территорий Западной Беларуси и Западной Украины были переселены в Германию 2280 бугских голендров. Для нас также важно, что в Домачеве с тех пор сохранилось лютеранское кладбище. Оно, понятное дело, давно заброшено, и всё сплошь заросло. Однако отрадно, что этот зеленый бугорок остался цел. С него открывается великолепный вид на пойму Буга. А там, где прежде был вход, стоят, как стражи, два старых дуба. Их возраст не намного меньше стоявших когда-то поблизости поселений наших предков.
В поселковом совете нас радушно принял его председатель Владимир Михайлович Хватик. С местной властью мы согласовали примерный план нашего мероприятия и установку на кладбище памятного знака. На камнерезном предприятии вместе с их дизайнером мы разработали проект и заказали сам памятник. Обязательно посетим Славатыче и пригласим на будущее торжество представителей польской стороны. Ведь голендры жили и на польском берегу Буга. Хотела бы добавить еще одну интересную, на мой взгляд, деталь. В 1910–1915 годах несколько семей из наших побужских поселений поехали в Сибирь. Три деревни, которые они основали в трехстах километрах от Иркутска и восьмидесяти от ближайшей железнодорожной станции, существуют и поныне. Многое из того, что у нас в Европе сохранилось только в музее, там до сих пор есть в быту. У нашей организации давние связи с ними. Летом наши представители будут там, и нашу, пусть и дальнюю родню, пригласят принять участие в здешних юбилейных торжествах.
– Что побуждает Вас принимать такое активное участие в деятельности вашей организации?
– Моими далекими предками были первопоселенцы – семья Хильдебрант. Сказать, что это 400-летння история уже изучена полностью и досконально, никак нельзя. Открывать ранее неизвестные страницы своих прародителей, работать ради сохранения памяти о минувшем – занятие интересное и только добавляет мне сил. Мы надеемся, что празднование юбилея добавит нам родни, если можно так сказать. В вашей городской телефонной книге можно встретить и фамилии первопоселенцев, и деревенские прозвища голендров. Вдруг кто-то отзовется. Мы хотели бы установить и развивать сотрудничество с краеведческим музеем и отделом краеведения областной библиотеки, историческим факультетом вашего вуза с тем, чтобы и здесь, на месте, были доступны материалы по истории голендров, имелись постоянные экспозиции. Ведь согласитесь, это же наша общая история.
– Как Вам сегодняшний Брест?
– Прекрасный и ухоженный город. Свою родную улицу Широкую я знала по рассказам родителей и старым фото. Она была пыльной, деревянной, немощеной, с редкими чахлыми деревцами и отдельными «пятнами» такой же скудной травы.
Теперь это прекрасный бульвар Космонавтов. От старой улицы Широкой осталась разве что ее ширина.



Пихтинские голендры

Сибирские голендры

сибирские голендры2
сибирские голендры3
сибирские голендры1
сибирские голендры5
сибирские голендры4


Получается, что переселенцы приехали из Пруссии. Но была ли она их родиной или только промежуточной остановкой на долгом пути? На этот счет также существует несколько версий. Согласно одной из них, предки приглашенных колонистов жили в низовьях Рейна, но из-за малоземелья и политических неурядиц покинули свою родину в середине XVI века. По морскому пути они прибыли в устье реки Вайкзель (Висла) и поселились в районе Данцига (Гданьска). Часть этих людей и пригласил к себе граф Лещинский.
По другой версии, бужские голендры являются потомками голландских лютеран, покинувших страну из-за религиозных притеснений. Некоторое время они жили в окрестностях Данцига, а затем переселились на Западный Буг.
И, наконец, по третьей версии, первоначальным местом проживания этих людей считается Пруссия. Этого мнения придерживается и современный немецкий ученый Хельмут Хольц. Он пишет, что «нет ничего, что могло бы связывать этих людей с Голландией, — ни религии, ни языка, ни обычаев, ни национальных костюмов. Все указывает, скорее, на то, что они пришли из Пруссии и по своему происхождению были пруссаками». Одним из доказательств он считает тот факт, что большинство молитвенных книг отпечатаны в Восточной Пруссии. Многие нейдорфские пасторы также приехали в колонию из Пруссии.
Tags: Белоруссия, Голландия, Сибирь, колония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments