mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

Лукашенко->Троцкий->масоны

Не первый год замечаем, что бригадир усатый наш поигрывает в экуменизм, интересуется Анненербе, и забегает до папы в Рим.
Вот, оказалось, цитирует Троцкого.
Почему?

Потому:

Тюрьма и ссылка (1898 – 1902 гг.)

Тюрьма – не самое подходящее место для работы в массах, поэтому революционеры всегда использовали время заключения для пополнения багажа своих знаний. Литература, которую читали политзаключенные того времени, в большинстве случаев имела социально-экономическую, историческую или политическую направленность.

Другое дело Бронштейн. В тюрьме он проявил необычный для революционеров интерес к религиозной литературе, прежде всего о сектах и ересях. Этот странный выбор можно объяснить только тем, что большинство членов «Южно-русского рабочего союза», ставших теперь его сокамерниками, составляли сектанты. По-видимому, Л.Бронштейн попал под их влияние и, возможно, склонялся к мысли уехать после отсидки за границу и заняться миссионерством. В пользу этого предположения говорит и тот факт, что в тюрьме молодой Лейба штудировал «Новый завет» сразу на четырех иностранных языках.

Не менее удивительным является еще одно предпочтение Бронштейна: в тюрьме он занялся глубоким изучением масонства. Он перечитал все книги и журналы по этому предмету, которые имелись в тюремной библиотеке, а также те, которые доставлялись ему друзьями и родственниками. В своих воспоминаниях Троцкий пишет: «Я завел себе для франкмасонства тетрадь в тысячу нумерованных страниц и мелким бисером записывал в нее выдержки из многочисленных книг, чередуя их со своими собственными соображениями о франкмасонстве… Работа эта заняла в общем около года».

Поразительно! Все молодые революционеры – хоть в тюрьме, хоть на свободе – жадно изучали марксистскую литературу, и свои первые работы обычно посвящали условиям борьбы рабочего класса, – а Бронштейн тратит два года тюрьмы на изучение религиозных священнописаний и исследование всемирной масонской паутины власти. Его не захватывает диалектический материализм Маркса, не интересуют труды о положении рабочего класса и его борьбе. Его интересует сама по себе власть – без привязки к какому-либо конкретному общественному классу, – а также тайные, заговорческие механизмы завладения властью. Похоже на то, что главной силой революционных преобразований в обществе того времени Бронштейн считал не пролетариат, не рабочий класс во главе с революционной партией, а сверхорганизацию «вольных каменщиков» франкмасонов. Масонские ложи с их театрализованными сборищами, загадочными масками и массовыми медитациями приводили в восторг склонного к экзальтированности Бронштейна.


Разумеется, повышенный интерес к таинственному масонству объясняется не столько юным возрастом Лейбы и его впечатлительностью, сколько знанием того, что в Европе пребывание в масонах открывало широкие возможности для занятия высокой должности. Очень многие честолюбивые люди в России того времени, – не только Бронштейн! – были весьма неравнодушны к деятельности масонской организации. Даже деятели оппозиции вступали в масонские организации: к началу революции масонами были трудовик Керенский, меньшевик Чхеидзе, левый прогрессист Ефремов и др. Современники Л.Бронштейна утверждают, что и он еще до революции принял масонство. Косвенно эту версию подтверждает тот факт, что будущий руководитель французского масонства Зеллер работал в секретариате Троцкого в период его эмиграции в 30-х годах.

В конце 1899 года Л.Бронштейн был отправлен из одесской тюрьмы в сибирскую ссылку. По дороге в Иркутскую губернию, пребывая в московской Бутырской тюрьме, которая в дореволюционной России служила центральной пересыльной тюрьмой, Л.Бронштейн в присутствии иудейского раввина бракосочетался с А.Соколовской. Через год у них родилась дочь Зина, а еще через полтора – вторая дочь Нина.

В ссылке Бронштейн, наконец, начинает читать марксистскую литературу. Но в статьях, которые он печатает для заработка в иркутской газете «Восточное обозрение», все сюжеты строятся не в духе марксизма, а, скорее, в соответствии с теорией Фридриха Ницше о «белокурой бестии»: сильная личность противопоставляется невежественной толпе. Новости о жизни революционного подполья прибывали в Верхоленск, где Бронштейн отбывал ссылку, с большим опозданием – как правило, вместе с прибытием новой партии осужденных. Так он узнал о том, что экономический кризис, разразившийся в России в 1900 году, вызвал массовые забастовки рабочих по всей стране, которые к весне 1901 года переросли в политические демонстрации и докатились до Томска. Здесь же по инициативе томских рабочих в 1901 году был создан Сибирский социал-демократический союз, – который, однако, до 1903 года в РСДРП не входил.


Единственное, что интересует нашего усатого бульбозавра это власть, и как ее передать по наследству.
Если бы он мог, он бы жил вечно и вечно правил добрыми безответными жевунами белорусами.

Познакомившись с Г.Кржижановским, Троцкий, который в то время был известен своими литературными очерками разве что читателям «Восточного обозрения», сразу оказался в кругу ведущих деятелей российской социал-демократии: самарское бюро вело оживленную переписку с Лениным, находившимся в Лондоне, и координировало работу агентов «Искры» по всей России. Совершенно не ясно, за какие заслуги, но кто-то походатайствовал за Троцкого, и его – даже не члена партии на то время! – вызвали в Лондон для работы в эмигрантском руководстве РСДРП. Впрочем, дальнейшее развитие событий указывает на то, что рекомендацию направить Троцкого в Лондон дал, скорее всего, пользующийся покровительством немецких социал-демократов Парвус (наст. имя Израиль Лазаревич Гельфанд, выпускник одесской гимназии) по просьбе отца Троцкого: отец Парвуса Л.Гельфанд жил в Одессе и был, как и отец Троцкого Давид Бронштейн, зерноторговцем.

Свой переезд из Самары до Лондона Троцкий красочно описал в своей биографии. Проезжая Европу, он посетил там не только всех видных деятелей РСДРП в эмиграции, но и руководителей международной социал-демократии. Из всех этих визитов отметим один: встречу Троцкого с П.Б.Аксельродом – будущим меньшевиком, ярым противником Ленина. В то время этот ветеран партии проживал в Цюрихе. Это была их первая встреча, но далеко не последняя: у Троцкого и Аксельрода сразу сложились хорошие отношения.

Вот как объясняет причину этой дружбы биограф Троцкого Исаак Дейчер: «Аксельрод был южноукраинским евреем, как и Троцкий… Аксельрод сочетал занятия политикой с практической деятельностью. В отличие от многих эмигрантов Аксельрод организовал небольшое предприятие по переработке молочных продуктов… Со своей широкой растрепанной бородой, он больше напоминал российского раввина, чем революционного политического деятеля». К этому надо добавить, что, хотя Аксельрод и не входил в «Бунд», он постоянно увязывал вопросы рабочего движения России со спецификой положения еврейского населения.

Впоследствии Троцкий всегда останавливался во время своих поездок в Швейцарию в доме Аксельрода. На титульном листе своей первой антиленинской работы «Наши политические задачи», написанной в 1904 году, Троцкий сделал посвящение: «Дорогому учителю Павлу Борисовичу Аксельроду».


А кстати, в Минске, в центре города, рядом с памятником Победы- обелиском, спроектированным жидами

Грани обелиска ритмично расчленены узкими и завершены широкой полосами, стилизованными под белорусский национальный орнамент. На четырёх гранях постамента размещены бронзовые горельефы, раскрывающие идею памятника: «9 мая 1945 г.» (А. Бембель), «Слава погибшим героям» (З. Азгур), «Советская армия в годы Великой Отечественной войны» (С. Селиханов), «Партизаны Белоруссии» (А. Глебов).

Обелиск поставлен на граненую расширенную внизу платформу ступенчатого цоколя (стилобат) из черного лабрадорита, на котором помещен бронзовый меч, увитый лавровой ветвью, (скульптор С. Салтыков) как символ победы. Вся композиция размещена на широком восьмигранном ступенчатом подиуме, четыре грани которого прорезаны кубическими стилобатами из черного лабрадорита с четырьмя бронзовыми лавровыми венками на них


Стоит зеленый домик-хатка "первого съезда РСДРП", на самом деле- жидовского БУНДа.
Это фальшивка, настоящий дом жидовского бесовского сборища сгорел, но его тщательно восстановили
И Лука, несмотря на свой зуд градоразрушителя- никуда этот домик не переносит- боится обидет хозяев.
Но дальше про Тгоцкого


По прибытии в Лондон в октябре 1902 года Троцкий сразу направился на квартиру к Ленину. Сразу же проэкзаменовав Троцкого, Ленин был очень разочарован и не мог сразу даже придумать, чем тот может быть полезен, – настолько слабыми показались Ленину теоретическая подготовка и практический опыт Троцкого. Тем не менее, учитывая рекомендации, гостя разместили в доме, где жили Юлий Мартов (наст. фамилия Цедербаум) и Вера Засулич, оба – тоже руководители «Искры», и тот и другая – будущие лидеры меньшевиков. Троцкий сразу сошелся с Мартовым, который в свое время был одним из основателей «Бунда» и происходил, по свидетельству того же Дейчера, «из старой семьи видных ученых евреев». Неплохие отношения у Троцкого установились и с В.И.Засулич – известной в свое время террористкой из народовольцев.
На первых порах Троцкий читал подшивку «Искры» и пробовал писать. Первая его заметка появилась в «Искре» 1 ноября 1902 г. под псевдонимом Перо и была посвящена празднованию 200-летия основания Шлиссельбургской крепости на Ореховом острове Петром I, который в ходе Северной войны отвоевал у шведов этот исконно русский остров, всегда служивший форпостом на границе со Швецией. В этой статье враждебно настроенный ко всему русскому Троцкий высказался резко против «патриотических вакханалий». В следующем номере «Искры» Троцкий снова обрушился на русский патриотизм и «идеи панславянского братства». В третьей заметке он атаковал «политику русификации» в Финляндии.

Такая однобокая направленность статей Троцкого вряд ли могла свидетельствовать о каких-либо познаниях в марксистской теории. Поэтому, ознакомившись с первыми литературными опытами Троцкого в «Искре», Плеханов (шестой соредактор «Искры», первые пятеро – это Ленин, Мартов, Аксельрод, Засулич и Потресов) решительно заявил: «Перо вашего «Пера» мне не нравится». Ленину приходилось основательно переделывать статьи Троцкого, вычищая их, в том числе, и от помпезных фраз и цветистых оборотов.

Гораздо больше способностей Троцкий обнаружил в устном творчестве. Не имея сколько-нибудь серьезного образования, он показал себя превосходным полемистом и актером в дебатах с другими революционными эмигрантами – народниками, анархистами, эсерами и т.д. Теперь Троцкий с яростью защищал марксизм, который еще недавно атаковал с не меньшим красноречием. Его способности зажигать аудиторию яркими образами и картинами светлого будущего были замечены, и Ленин накануне II съезда РСДРП, на котором ожидались жаркие споры между сторонниками и противниками «Искры», предложил включить в состав редакции Троцкого. Г.В.Плеханов, однако, отверг это предложение – возможно, он догадывался, кто на самом деле стоит за блестящими рекомендациями, выданными Троцкому.

Как бы там ни было, но Троцкий оказался делегатом II съезда РСДРП от Сибирского союза. На съезде, который начал свою работу в Брюсселе 17 (30) июля 1903 года, Троцкий сразу занял активную позицию. Причем, совершенно неожиданно для многих, его позиция по всем основным вопросам съезда была направлена против Ленина.

Так, в ходе дискуссии о месте Бунда в РСДРП Троцкий высказался за сохранение самостоятельной организации еврейского пролетариата, т.е. выразил определенную поддержку национал-сепаратистской платформе Бунда (Бунд – Всероссийский еврейский рабочий союз – справ.). Ленин же подчеркивал, что для свержения самодержавия российские социал-демократы должны опираться на весь пролетариат, без различия языка и национальности.


Кроме того, при обсуждении вопроса о необходимости диктатуры пролетариата Троцкий вдруг выступил, как рафинированный оппортунист: он заявил, что диктатура пролетариата «будет возможна лишь тогда, когда социал-демократическая партия и рабочий класс… будут наиболее близки к отождествлению», а пролетариат «составит большинство нации». Ленин, как известно, никогда не был сторонником «растворения» партии во всей массе рабочего класса, – это во-первых. Во-вторых, по Ленину, пролетариат осуществляет диктатуру своего класса вовсе не потому, что он составляет «большинство нации», а потому, что является единственным последовательно революционным классом и поэтому должен быть готов к отражению контрреволюционных выступлений других классов.

Однако самый неожиданный выпад против Ленина Троцкий сделал, когда на съезде между марксистами-ленинцами и оппортунистами развернулась борьба за формулировку первого параграфа устава – об условиях членства в партии. Ленинский проект устава требовал от члена партии личного участия в одной из партийных организаций, а проект Ю.Мартова – лишь регулярного содействия партии под руководством одной из ее организаций. Ленин вел борьбу за создание боевой и монолитной партии с сильным централистским началом, а Мартов вместе с объединившимися вокруг него оппортунистами хотели создать разношерстную и рыхлую партию, открытую для случайных элементов, неспособную на революционные действия. Троцкий и в этой идейной схватке оказался заодно с оппортунистами, против Ленина! И это при том, что до этого Троцкий всегда отстаивал жесткую партийную дисциплину.

Наконец, Троцкий на этом историческом съезде партии, в подготовку которого Ленин вложил всю душу, еще раз пошел против Ленина: Троцкий не поддержал ленинского предложения сократить состав редколлегии «Искры» до трех человек – за счет стремительно сползающих в болото оппортунизма Аксельрода, Потресова и Засулич.

Позже, в своих воспоминаниях, Троцкий так объяснит резкую перемену своего отношения к Ленину: «Мой разрыв с Лениным произошел… как бы на «моральной» и даже личной почве. Но это была лишь видимость. По существу почва расхождений имела политический характер, который лишь прорвался наружу в организационной области».

дальше про Тгоцкого читайте по ссылке

Так что, как видите, весь путь перерождения Лукашенки обозначен.
Жителям России не стоит заблуждаться на счет этого усатого оккультиста-троцкиста, бывшего "народного бацьку".
Путь у него стандартный и конец тоже будет стандартный.
В лучшем случае( если стране и людям повезет) территория Белоруссии войдет в состав России,
в худшем случае- будет создан вышиваночный бантустан с руководящими жидами.

Tags: Троцкий, масоны, оккульт, хроника пикирующего Луки, экуменизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments