mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

Вчера интересное нарыл про осетин

В 1789 году в Осетии была принята письменность на основе церковно-славянского алфавита.

Современная осетинская письменность создана в 1844 году
российским филологом финского происхождения Андреасом Шёгреном.



В 1920-е годы для осетин ввели латинский алфавит, но уже в конце 1930-х северных осетин вновь перевели на русскую графику, а южным, административно подчинённым Грузинской ССР, навязали грузинский алфавит, но в 1954 году южные осетины добились перехода на алфавит, использовавшийся в Северной Осетии.
Все осетины говорят по-русски. Обучение в начальной школе ведётся на осетинском, а после четвёртого класса – на русском с продолжением изучения осетинского языка. В быту многие семьи пользуются русским языком.


Андреас Йохан Шёгрен

375px-Andreas_Sjögren


С тех пор, как известный германский учёный Клапрот издал описание путешествия своего на Кавказ и в Грузию, совершенного в 1807 и 1808 годах, по поручению наше Академии наук, и в нем сообщил ученому свету несколько обстоятельнее известия о горном Кавказском народе Осетинов, а особливо их языке, сии предметы обратили на себя особое внимание историков и филологов.


По упомянутым известиям Клапрота казалось уже, что язык Осетинский должно почитать одною ветвью языков так называемых Индо-Германских, а потому и самих Осетинов сродными со всеми, как Азиятскими, так Европейскими народами, к Индо-Германскому племени принадлежащими. Для точнейшего определения этого сродства не доставало однако ж средств, и даже выведенное общее заключение подлежало частным соменениям, пока сообщенные Клапротом известия оставались без надлежащей тщательной проверки. Как известно, Клапрот при исследовании сродства народов и языков мало смотрел на самое грамматическое устройство последних, довольствуясь по большей части старинным, конечно легким, но в наше время уже недостаточным и справедливо оставленным способом, состоящим в наружном лексикальном сравнении языков между собою. Сим правилом он руководствовался и в отношении Осетинского языка, собирая слегка значительное количество частных слов разного рода, которые он сличалс с похожими по видимому названиями одних и тех же или близких предметов в других языках.

За то весь грамматический состав был изложен на 10 страницах в скудном очерке, извелченном из напечатанного в Москве в 1798 году вместе с подлинником Осетинского перевода книги под заглавием «Начальное учение человеком, хотящим учитися книг божественного писания» (первопечатная осетинская книга — прим. Ironau.ru).
Из всего сказанного явствует, сколь необходимо было подробное исследование Осетинского языка во всех его грамматических свойствах на месте у самих Осетинов. А к сему важному предприятию вызывала меня, казалось, самая судьба тем, что в 1835 году, по причине постигшей меня глазной болезни, для восстановления поврежденного уже на одном глазе зрения или по крайней мере охранения другого, врачи советовали мне ехать на Кавказские минеральные воды и пробыть подолее в южном теплом климате. Я отправился осенью упомянтого года в Тифлис, а оттуда вследующей весною обратно во Владикавказ, где и приступил к изучению Осетинского языка, при помощи тамошнего переводчика оного Жукаева, природного Осетина, но при том знающего хорошо и Русский язык, которому грамматически выучился он в Тифлисской духовной семинарии. В оказанной мне помощи участвовал также Владикавказский протоиерей Шио Двалишвили по рекомендательному письму благорасположенного ко мне Просвещенного его Начальника Преосвященного Эксарха Грузии Евгения.
Согласно с прежде начертанным для учёных занятий моих планом, я с самого начала принял намерение прилагать всевозможное старание о самом точнейшем и подробнейшем узнании внутерннего духа и устройства языка во всем его грамматическом составе и объеме, с самых первых звучных элементов до высшего настоящего развития в синтаксическом употреблении. Почитая язык, так как он существует в устах народа, ненарушимым данным, в которое следовало добросовестно и беспристрастно вникать, чтобы душевно себе присвоить оный, я покуда мало заботился об отношениях сего языка к другим, а еще менее о прежних мнениях и выводах касательно таковых отношений и предположенного сродства Осетинского языка с разными другими. Чем совестнее и строже поступал я при моих занятиях по этим правилам, тем более мог я надеяться, что из них вместе и для упомянутых прежних мнений и выводов выйдет самая вернейшая справка, и существенное истинное сродство с другими языками, с какими бы то ни было, откроется само собою...
Андрей Шёгрен, 1844

                       
ОТРЫВОК
ПЕРЕВОД СО ШВЕДСКОГО ТАМАРЫ ХЕТАГУРОВОЙ



Andreas Johan Sjögren , born May 8, 1794 in Iti's parish , the county of Nyland , died January 18, 1855 in St. Petersburg , was a Finnish linguist and ethnologist who worked with languages ​​such as life and Ossetics . He wrote an alphabet for the Ossetic language in 1844, consisting of the Cyrillic alphabet in different letters for each sound. The alphabet used today is a modified variant of Sjögrens.
Sjögren became 1813 student, from Borgå Gymnasium, 1819 Philosophy Doctor and same year extraordinary student at the university library in Turku . The impulses, which originated from Danish language researcher Rasmus Rask during his stay in Turku 1818, had made the intention of the Sjögren to engage in Finnish language research. He became a central figure within the Åboromantik .
When offered an informator's place in Saint Petersburg, he started there in 1820 to be able to prepare for the study of the Finnish people in Russia with greater success . A dissertation Ueber die Finnische Sprache und Ihre Literature made him noted by the Russian Mecenate Chancellor Nikolaj Rumjantsev , who in 1823 adopted him as a private librarian. In 1824, Sjögren, with support from Finnish state funds, took a trip to the northeastern parts of European Russia and in Lappmarken . During this journey, he did not limit himself to language research, but also to history , statistics , geography ,archeology , and even natural history was the subject of his investigations.
The material that he collected during his five-year trip was later published by him in several works, including Notes on the Kemi-Lappmark parishes (1828), Ueber die älteren Wohnsitze der Yemen (1831), Ueber the grammatical bau der syrjänischen Sprache ( 1832), Wann und wie wurden Sawolotschje und die sawolotschen Tschuden russisch? (same year) and Ueber, the Finnish Bevölkerung des St. Petersburgischen Gouvernements und ueber den Ursprung des Namens Ingermannland (1833).
In 1829, Sjögren was elected as a deputy in Russian history and antiques at the St. Petersburg Academy of Sciences and 1831 in extraordinary academics and was appointed in 1833 as a librarian for the foreign department of the academic library. In the years 1835-37 he made a trip to the Caucasus at the expense of the academy, partly to study the oxen 's almost unknown language, partly to seek a cure for his weakened health. However, the latter was neglected during the difficult journey.
The fruits of his caucasian journey he descended in the Ossetische Sprachlehre, Nebst Kurzem Ossetisch-deutschen und deutsch-ossetischen Wörterbuch (1844), for which work he received from the French Institute the Volney Prize, although the work was not submitted as a competition. In 1844, Sjögren became regular academics for the philology and ethnography of Finnish and Caucasian populations , and in 1845 he was appointed director of the ethnographic museum of the Academy. A research trip in Siberia , due to his state of health, he has to banish, but suggested in his place Matthias Alexander Castrén , which thus afforded him the opportunity to make trips to him that made him famous.
In 1846 and 1852, minor research trips took place to the extinct living people in Livland and Kurland and to Runö , where Swedish dialect is spoken. He published a series of travel stories and a dissertation Zur Ethnographie Livlands (1849). The main result of the trips, a Livonian grammar and dictionary, published by Ferdinand Johann Wiedemann agency of 1861 .
Without the aforementioned work, the Sjögren published a number of travel letters and other writings, including the White Rebusque Olai Sancti, III (1838) and the Ossetian Study (1848). His collective work, edited by Anton Schiefner , appeared in two bands 1861 under title Joh. Andreas Sjögren's scholarship .
Tags: 19 век, ж2, осетины, создание языков, языки
Subscribe

  • Промежуточное.ПШЕНО, ПШЕНИЦА, ПШЕКИ, ПОЛЯНЕ

    Пока я тут раскуриваю статью про гаплогруппу R1а, на которую я наткнулся, рассматривая происхождение ПОЛЯКОВ из ПОЛЯН, а ПШЕНИЦЫ- имеющей отношение…

  • Освободить землю для Китая.

    Китайское бактериологическое оружие под видом "вакцинации" и "принудительной вакцинации". Китайцы выехали из РФ и ожидают.

  • Русские вопленницы. Этнография

    Слушайте и не говорите, что не слышали! Когда жанр русских причитаний впервые стал достоянием публики, в нем видели лишь поэзию. Горький, впервые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments