mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

Жена писателя Толстова была лучшим писателем-душеведом, чем Толстов

Олег Сапожников
битва на черной речке
1.Лев Толстой на Крымской войне: каким офицером был Толстой?

2.Часть вторая
В феврале он готовит «Записку об отрицательных сторонах русского солдата и офицера» (опубликована после смерти Толстого уже в 1930-е гг., название дано публикаторами). Это неоконченное произведение, полное обвинений и даже оскорблений в адрес солдат и офицеров, к которому вполне подошло бы определение «пасквиль»

3.Часть третья
Лев Толстой на войне: без пацифизма и непротивления злу.


В 1863 г. во время польского восстания Толстой даже намеревался вернуться на военную службу
и принять участь в подавлении восстания.
Так, в письме к А. А. Фету 1 мая 1863 г. он пишет:

«Что вы думаете о польских делах? Ведь дело-то плохо,
не придётся ли нам с вами… снимать опять меч с заржавевшего гвоздя?»
Намерение Толстого присоединиться к армии в деле подавления польского восстания — факт,
тщательно «замыливаемый» многими его биографами, стремящимися представить Толстого
как последовательного оппонента царского режима.


Намерение вернуться в армию вызвало даже конфликт с молодой женой.
В своём дневнике С. А. Толстая 22 сентября 1863 г. пишет:

«На войну. Что за странность? Взбалмошный — нет, не верно, а просто непостоянный… Поставил в такое положение, что надо жить и постоянно думать, что вот не нынче, так завтра останешься с ребенком, да, пожалуй, еще не с одним, без мужа. Все у них шутка, минутная фантазия. Нынче женился, понравилось, родил детей, завтра захотелось на войну, бросил… Не верю я в эту любовь к отечеству, в этот enthousiasme в 35 лет. Разве дети не то же отечество, не те же русские? Их бросить, потому что весело скакать на лошади, любоваться, как красива война, и слушать, как летают пули».

***
Толстой - неискоренимый либераст...Что-то типа Высоцкого


                        Как четвертого числа
                        Нас нелегкая несла
                           Горы занимать.
                        Барон Вревский-енерал
                        К Горчакову приставал,
                           Когда подшофе:
                        "Князь, возьми ты эти горы,
                        Не входи со мной ты в споры, -
                           Право, донесу".
                        Собирались на советы
                        Всё большие эполеты,
                           Даже Плац-Бекок.
                        Полицмейстер Плац-Бекок
                        Никак выдумать не мог,
                           Что ему сказать.
                        Долго думали, гадали,
                        Топографы всё писали
                           На большом листу.
                        Чисто писано в бумаге,
                        Да забыли про овраги,
                           Как по ним ходить.
                        Выезжали князья, графы,
                        А за ними топографы
                           На большой редут.
                        Князь сказал: "Ступай, Липранди!"
                        А Липранди: "Нет, атанде,
                           Я уж не пойду;
                        Туда умного не надо,
                        А пошли ка ты Реада,
                           А я посмотрю".
                        А Реад - возьми да спросту
                        Поведи нас прямо к мосту:
                           "Ну-ка на уру!"
                        Веймарн плакал, умолял,
                        Чтоб немножко обождал;
                           "Нет, уж пусть идут".
                        И "уру" мы прошумели,
                        Да резервы не поспели,
                           Кто-то переврал.
                        На Федюхины высоты
                        Нас всего пришло две роты,
                           А пошли полки.
                        Енерал-то Ушаков -
                        Тот уж вовсе не таков,
                           Всё чего-то ждал.
                        Долго ждал он, дожидался,
                        Пока с духом не собрался
                           Речку перейти.
                        А Белявцов-енерал -
                        Тот всё знамем потрясал,
                           Вовсе не к лицу.
                        Наше войско небольшое,
                        А французов ровно вдвое,
                           И сикурсу нет.
                        Ждали - выйдет с гарнизона
                        Нам на выручку колонна,
                           Подали сигнал.
                        А там Сакен-енерал
                        Всё акафисты читал
                           Богородице.
                        И пришлось нам отступать,
                        . . . . . . . . . . . .
                           Кто туда водил?!
                        А как первого числа
                        Ждали батюшку царя
                           Мы у Фот-Сала.
                        И в усердном умиленьи
                        Ждали все мы награжденья, -
                           Не дал ничего.
                        Август 1855

А вот и Высоцкий с переделанной песней Толстого
Tags: 1864, Высоцкий, Толстой, война, либерасты, русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments