mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Люди пишут....

Всем привет!:)
Хочу при помощи ночного дозора затронуть историю РБ и приоткрыть людям глаза и завесу ...
Примерно 18 лет назад в Жлобин на БМЗ приехал Лукашенко.А и приказал Феоктистову что бы тот платил в казну 95% прибыли.
На что Фиоктистов ответил что это не конституционно ведь предприятие плотит по закону 55-60% прибыли а остальные деньги уходят на ЗАРПЛАТЫ на модернизацию на строительство ЖИЛЬЯ гражданам на благоустройство города на поддержание колхозов в близи района и тд...

На что лукашенкоАГ ответил что парламент и вся власть включая конституцию уже в его кармане,
и теперь он лично (луканойд) будет платить людям зарплату, если надо будут деньги на модернизацию приедь ко мне я дам, и вопросы по строительству жилья и тд я беру на себя - ведь почти все в РБ предприятия согласились  а те директора что не согласились (в тюрьме))

После Феоктистов ему отказал что раз весь парламент и тд у тебя в кармане то пропиши это в законе а потом подходи.
На следующий день Феоктистова возле дома скрутил ОМОН и увез в тюрьму, незнаю сколько месяцев он там просидел с остальными честными директорами....

ноооо пришла папера с России и непросто пришла а принесли и положили на рабочий стол луканойду предварительно положив всю охрану лицом в пол и сказали освободить этих людей в этот список попал и Феоктистов.
Спустя пару дней их освободили и Феоктистов со своими связями и головой - стал начальником на металлургическом заводе в г.Орел. потом на Магнитке а потом поговаривают и министром всей металлургии в России.
Так вот очем это яяяя???
А о истории РБ - каждый гражданин  РБ должен знать историю своей страны (так утверждает телевизор!:)
Поэтому поднимите пожалуйсто эту тему.
Кто был в этом списке кого отпустили и кого посадили и тд...
С чего начинается родина?
С записки в твоём твитере.
С хороших и верных товарищей.
Что не бросили тебя гнить в тюрьме.


Белорусский компромат

Июнь 1999 год.
Год альтернативных президентских выборов.
А также год передела влияния на Белорусском металлургическом заводе.
21 июня того года «за злоупотребления служебным положением» возле своего дома в Жлобине был арестован Юрий Феоктистов, тогдашний директор БМЗ. Факт чрезвычайно красноречивый.


До определенного момента Феоктистов считался человеком Михаила Мясниковича. Феоктистову к тому же покровительствовал губернатор Орловской области (а также тогдашний глава Совета Федерации Федерального собрания РФ) Егор Строев.
Сам Юрий Васильевич Феоктистов не особенно афишировал свое присутствие на белорусских рынках влияния. Редкие наезды в Минск перемежались с куда более частыми поездками в западном и восточном направлении. Впрочем, особой нужды в этом не было – ведь БМЗ очень плотно работало с крупными российскими и австрийскими партнерами, что вроде бы не только гарантировало личную безопасность Феоктистову, но также обеспечивало нескончаемый поток многомиллионных инвестиций на технологическую модернизацию и реструктуризацию завода в целом. Так, по некоторым данным за 1998 год и первый квартал текущего года БМЗ освоил более 23 миллионов долларов прямых инвестиций.


Но случилось непредвиденное. Известно также, что вместе со своим боссом в наручники были закованы и доставлены в Минск и некоторые другие высокопоставленные руководители жлобинского завода. Через несколько дней пресс-служба Совета безопасности распространила следующие сообщение: «в результате проверки производственной и финансово-хозяйственной деятельности Белорусского металлургического завода (г. Жлобин) выявлены многочисленные факты нарушений законности».
Сегодня уже можно говорить о том, что среди «авторов» ареста Феоктистова находились некоторые действующие и отставные генералы спецслужб, чье влияние на ситуацию вокруг завода сразу после отставки директора резко усилится.



Едва ли координирующую роль в дискредитации и аресте Феоктистова сыграл генерал Юркин.
Ныне Юркин числится руководителем службы безопасности при Постоянном комитете СНГ.
В свое время этот генерал достиг должности заместителя госсекретаря Совета Безопасности.
Вокруг личности Юркина накопилось чрезвычайное множество противоречивых слухов и домыслов. Позволим себе упомянуть только два из них, чтобы читатель понял, насколько влиятельным считался и считается этот человек в белорусской теневой иерархии. Так, еще в 1995 году возник большой конфликт между руководством Минского маргаринового завода и их молдавскими бизнес-партнерами. Конфликт ценой в несколько сот тысяч долларов отгруженной, но не оплаченной продукции.



По прямому приказу Юркина (в бытность его  заместителем Валерия Кеза) в конфликт вмешался спецназ КГБ, и спор был решен… в пользу должников. Чуть позже Юркин «поучаствовал» в семейной судьбе нынешней управляющей делами президента Галины Анисимовны Журавковой. Говорят, что муж тогдашнего руководителя концерна «Художественные промыслы» был якобы задержан  в связи с тем, что пользовался автомобилем, находящимся в розыске. Сразу после неожиданного задержания, муж с испугу все рассказал следователям. Казалось, что следственный маховик разойдется на полную катушку, но в следственных органах объявился наш генерал. Юркин, в ту пору заместитель Шеймана, истребовал дело. Из дела он вроде бы изъял две бумажки – донос некоего сексота на мужа Журавковой и признание самого мужа. Так это или не так – не суть важно. Однако вполне может статься, что с того момента Галина Анисимовна – должник всесильного генерала Юркина.


Но вернемся к БМЗ.
О роли Юркина в истории с арестом Феоктистова никто не догадывался.
Впрочем, тогда же общественность не обратила внимания еще на одну деталь.
Буквально за два дня до «акции по пресечению преступного сговора директора БМЗ и предпринимателя Логвинца», (арестованных почти одновременно) в Минске в одной из столичных гостиниц был задержан некто Сергей Картанов. У задержанного при себе оказалась достаточно крупная сумма наличной «зелени». Картанов тут же заявил, что деньги принадлежат Феоктистову. Позже окажется, что Картанов блестяще сыграл роль «подставного», которого задействовали по одной причине – необходимо было дискредитировать Феоктистова и сделать исполняющим обязанности директора БМЗ Фоменко.


Обрадованные следователи не поняли игру Юркина и стали «накручивать» Картанова. В итоге, оказалось, что уже в течение длительного времени «финансовые курьеры» (и Картанов в их числе) как челноки якобы снуют по проторенному маршруту Россия - Беларусь – Австрия. Известно, что минским покровителем Феоктистова всегда считался глава президентской Администрации Михаил Мясникович.
Получается, что арест Феоктистова – это, по большому счету, удар по экономическим позициям тогдашнего главы президентской администрации.


Борьба за контроль над БМЗ шла постоянно.
Как известно, Феоктистов возглавлял этот своеобразный экспортный флагман Беларуси более 10 лет.
За это время, в отношении как самого Феоктистова, так и в отношении прочих высокопоставленных чиновников – в частности директора по финансам А. Ненашева и коммерческого директора В. Иванца – возбуждались уголовные дела.


Наиболее громкое дело было заведено летом 1996 года.
Сотрудники «экономического» отдела МВД установили «корыстный умысел» в действиях руководства БМЗ, когда последнее заключало контракты на поставку в республику российского лома, а оплату производило через «подставные» прибалтийские фирмы «СТАЛЬСЕРВИС» и «MARC PROTEK».  В деле даже фигурирует сумма ущерба, нанесенного государству данными действиями Юрия Феоктистова и которая составляет рублевый эквивалент 1млн. 350 тысяч долларов по тогдашнему курсу.


Тогдашний наезд на БМЗ, позволим себе это подчеркнуть, начался с известного выступления Александра Лукашенко перед депутатами Национального собрания 7 апреля 1999 года. В своем послании президент прямо указал, что считает жлобинский завод чуть ли не рассадником коррупции и экономической преступности в Беларуси: «БМЗ покупает в России металлолом. Создали фирму, которая закупает 20-30 тысяч тонн металлолома в России для производства металла БМЗ. Свою структуру создали. И что вы думаете, эта структура, закупая металлолом по 20-30 долларов, БМЗ, родному предприятию, которое его породило, продлевает по 70-80 долларов».



Т.е. кое-кто уже тогда планировал обеспечить собственный контроль над сделками металлургического завода.
И этот «кое-кто» положил на стол президенту Лукашенко докладную записку с разоблачением коррумпированности Феоктистова? Можно предположить, что арестовавшая Феоктистова структура и структура, проведшая грамотную кампанию по дискредитации БМЗ в глазах президента, что называется, одно и то же лицо. Вопрос в том, зачем это было сделано. Дальнейшие события полностью отвечают на это вопрос.
Удавка трейдера


Июнь 2002 года. На одной из закрытых коллегий, которую проводил Анатолий Афанасьевич Тозик, анализировался 230-страничный отчет инспекторской проверки БМЗ. Автор доклада и руководитель межведомственной комиссии Ратникова, в присутствие действующего директора завода Филиппова неожиданно заявила, что руководство БМЗ не должно работать на российском рынке только через «Межгосметиз». «Заводу необходимо диверсифицировать свои отношения с российскими трейдерами», - добавила Лилия Петровна, а в качестве единственно приемлемой альтернативы Ратникова прямолинейно предложила обратить внимание на фирму… «ЕЛ Петролеум».


Июнь 1999 года.  Исполняющим обязанности директора БМЗ был назначен Фоменко. А ведь именно этого и добивались авторы кампании по устранению Феоктистова и выдавливанию Мясниковича. Фоменко в «наследство» получил долг БМЗ кредиторам в размере 130 млн. долларов и что самое главное традиционные «рынки сбыта по связанным обязательствам с австрийской компанией «Фест Альпине Интертрейдинг АГ» («ФАИТ»).
Мы далеки от мысли, чтобы заподозрить в корыстной нечистоплотности бывшее руководство БМЗ, однако анализ договоров с фирмой «ФАИТ» прямо указывает на то факт, что БМЗ от этих сделок имел только убытки. Но кто-то настойчиво лоббировал интересы «ФАИТ» на заводе и тем самым внешнеэкономические контракты, – а это 30 тысяч ежегодных тонн того же металлокорда при средневзвешенной цене 1500 долларов за тонну – реализовывались при непосредственном участии австрийцев.

Попутно заметим, что эта кампания была специально создана под работу с БМЗ. В это же время практически все ключевые должности в управлении  БМЗ (и согласия генерала Юркина) заняли старые феоктистовские «кадры», так иди иначе заангажированные иностранными фирмами-трейдерами и работающие в пользу этих фирм. Именно во времена директорствования Фоменко особой популярностью пользовались схемы, так или иначе позволявшие трейдерам зарабатывать «лишние деньги». Тогда как сам завод все больше попадал в финансовую зависимость от кредитных ресурсов и работал с убытком для себя. Чтобы было понятно, о чем идет речь, позволим себе схематически обозначить опыт БМЗ с некоторыми внешнеэкономическими трейдерами в бытность директором Фоменко. Скажем, та же австрийская «Фест Альпине» закладывала в банк «Эрсте» (Австрия) непокрытые обязательства на сумму 10 млн. долларов в счет последующих поставок БМЗ продукции на внешний рынок. Это так называемый товарный кредит. Банк выделял белорусскому заводу уже 8 млн. долларов (т.е. 80% от суммы платежа). Пока все нормально. Но вот согласно договору между БМЗ и «ФАИТ», завод долен отгрузить в пользу австрийцев товаров на 125% от суммы платежа, т.е. на 12,5 млн. долларов. Слишком большое перекрытие начальной суммы кредита уже вызывает вопросы. По существу, можно говорить о том, что по таким схемам (с явным завышением процента возврата кредита) у завода, во-первых, выбивали все оборотные средства. А потому, во-вторых, завод все больше подсаживался на своеобразную финансово-кредитную иглу той же «Фест Альпине». В-третьих, завод отдавал почти всю прибыль своим трейдерам, а для модернизации собственного производства опять же вынужден был прибегать к 100-процентному кредитованию.


При Фоменко особенно ярко проявились  фундаментальные проблемы БМЗ. Во-первых, завод работал по непрозрачным финансовым схемам. При Фоменко практически не существовало учетной системы дебета/кредита. И это очень устраивало как руководство завода, так и его трейдеров. Во-вторых, завод плотно сидел на финансовом крюке, умело заброшенном той же «Фест Альпина». Ведь все кредитные договора БМЗ с западными банками готовились под «гарантии» «Фест Альпина». И готовил их тогдашний заместитель директора по внешнеэкономическим связям, а позже финансовый директор Шиленко. В-третьих, ключевые должности на заводе занимали сугубо ангажированные персонажи. Имевшие некий общий интерес и работавшие в пользу традиционных трейдеров. Команда готовилась к активной «эксплуатации» БМЗ. Но сильно же было удивление тогдашнего топ-менеджмента, когда вместо Фоменко директором был назначен Вадим Филиппов. Фоменко стал всего лишь его замом, а уже через три месяца после этого он и вовсе перешел на работу в АО «Шинный холдинг». Еще через некоторое время он оказался на должности председателя Совета директоров Молдавского металлургического комбината (который к тому времени купил российских шинный холдинг «Амтел»).


Заметим, что в преддверии большой кадровой чистки, затеянной  Филипповым, ключевые должности на БМЗ занимали сам Фоменко (и.о. директора), вышепоименованный Шиленко, Иванов (коммерческий директор), Мартыненко (заместитель финансового директора).
Это перечень можно продолжать. Дело в том, что сегодня именно представители топ-менеджмента, лишившиеся своих должностей, но продолжающих работать в системе БМЗ, обеспечивают «фактурную составляющую» грязного информационного потока, направленного против  действующего заводского руководства. Все началось с того, что Филиппов к началу 2001 года освободился от невыгодных контрактных обязательств, а также обстоятельно проанализировал по каким именно схемам завод втягивался в долговую яму.  После чего попытался найти альтернативные источники финансирования. Так, на первый план вышел «Альфа-банка (Михаил Фридман) и еще ряд западных финансовых корпораций. Надобность в «гарантиях» «Фест Альпине» тут же отпала, что и спровоцировало резкое недовольство бывших менеджеров. Ведь договора «ФАИТ» - составляли суть внешнеэкономической политики БМЗ на протяжении длительного времени. Небезынтересно, что «ФАИТ» также диктовал заводу продажную цену… его собственную продукцию. Потерявший свое влияние менеджмент – это одна из составляющих нынешней атаки на БМЗ. Вторую волну обеспечил никто иной, как Леонид Синицын. Дело в том, что офис Синицына и офис «Амтела» (экс - АО «Шинный холдинг») находятся в одном здании в Москве. Помним, что Фоменко, после увольнения с БМЗ какое-то время «сидел» в Москве (в офисе «Шинного холдинга») и только затем оказался в Молдове. Т.е. за Фоменко в какой-то мере стоит также интерес Синицына, который в свою очередь хотел получить «копейку» из металлургических денег на собственную избирательную кампанию, а также игру против Лукашенко. А уже Синицын обеспечил массовый поток «разоблачительных писем», задействовав своего журналиста Ф. Если допустить, что Тозик знает обо всем этом (а иначе и быть не может), значит, Анатолий Афанасьевич четко представляет, в какую игру он играет.
Новый игрок


Май 2002 года. Набирает обороты кампаний против действующего менеджмента БМЗ. Никто не понимает - почему это происходит. Помимо эффектного информационного давления инициаторы компании попытались обеспечить себя также и существенным административным ресурсом. Как окажется, всего через месяц, программа-минимум - обеспечение консолидированного удара по БМЗ - будет достигнута. Останется только убедить Лукашенко передать завод под контроль «верных людей».

Однако главный интерес во всей этой истории не у бывших директоров БМЗ и не у Синицына – ими просто «пользуются», -   а у нового игрока, которому, если судить по косвенным признакам, и покровительствуют чиновники КГК.
Май 2001 года. На БМЗ появляются представители «ЕЛ Петролеум». Интересно, что на завод их привел никто иной, как Наркевич, экс-заместитель главы белорусского КГБ, в течение года после отставки возглавлявший службу безопасности  БМЗ. Кстати, по некоторым сведениям, сейчас Наркевич готовится приступить к служебным обязанностям в московском представительстве Беларуси.
Хорошие рекомендации, выданные «ЕЛ Петролеуму» не вызвали у руководства завода никаких сомнений в надежности нового партнера. Как окажется, зря. Гораздо позже, когда руководство «ЕЛ Петролеум» (и, прежде всего, Сергей Петрович Клемантович) обозначат свои реальные интересы на БМЗ, из Москвы придет удивительная служебная записка, составленная ФСбешниками: «Дополнительная проверка фирмы «EL Petroleum LLC USA» показала, что по указанному ею в договоре с РУП «БМЗ» юридическому адресу: New-York, NY 10022, 805 Third Ave. 7 floor, данная фирма не зарегистрирована. По имеющимся в нашем распоряжении данным, по указанному адресу зарегистрирована фирма «Compass partners LLC», предоставляющая услуги по упрощенной регистрации компаний и оказанию помощи по обороту их  финансовых средств через оффшорные банки и зоны».


Впечатляющая резолюция, которая прямо указывает на существование в природе московского представительства несуществующей фирмы.
Впрочем, сразу после появления респектабельного Клемантовича на БМЗ никто и не думал проверять юридическую чистоту его бизнеса. Партнеры  тут же заключили первый договор, согласно которому заводу «открывали» кредитную линию на три миллиона долларов. Согласно этого договора (№0615645 от 12 ноября 2001г.) «Завод предоставляет Компании права эксклюзивного дилера на сбыт металлокорда на территории Российской федерации».  К договору «на предоставление прав эксклюзивного дилера» прилагались так называемые контрактные договора на отгрузку готовой продукции. Сразу после этого в поведении загадочного Клемантовича происходят кардинальные изменения. Полагая, что именно он теперь руководит сбытовой политикой БМЗ в России, Клемантович принялся диктовать свои ценовые условия и свои условия поставок. По сути, Клемантович попытался занять место австрийцев из «ФАИТ». Понятно, что завод, избавившись от невыгодных контрактов с «Фест Альпине», не хотел подсаживаться на иглу «ЕЛ Петролеум». Произошло непредвиденное для некоторых сильных лоббистов Клемантовича. Филиппов старательно рассчитался по целевому кредиту, а также по контрактным обязательствам, уже вступившим в силу. После чего все отношения БМЗ и «ЕЛ Петролеума» были прекращены. Правда, Клемантович до последнего в это не верил. Вот что он пишет в письме к Филиппову 15 февраля 2002 года: «В связи с неоднократными нарушениями эксклюзивных прав ЗАО «ЕЛ Петролеум» на поставки металлокорда на рынок России, в частности, в связи с отгрузкой металлокорда заводом напрямую на Ярославский шинный завод… наша компания считает, что подобное положение вещей неприемлемо».


А БМЗ и в самом деле уже работало в России самостоятельно или через «Межгосметиз». Ведь завод хотел получать прибыль и работать только по выгодным контрактам. Надо ли говорить, что именно Клемантович выступил инициатор новой информационно-инспекторской атаки против БМЗ. Для начала он обратился к премьеру Новицкому с просьбой повлиять на РУП БМЗ. Но почти сразу же на БМЗ началась масштабная проверка, инспирированная людьми Тозика. Причинно-следственная связь не вызывает сомнения.
Очевидно, что тот, кто добьется восстановления «эксклюзивности» «ЕЛ Петролеум» на БМЗ, получает очень даже серьезные ресурсы и влияние. Стоит ли за этим Тозик с его премьерскими амбициями?


Суть нынешнего расследования – понять истинные намерения главы КГК, которого нынче считают едва ли не самым сильным кулуарным игроком, и который уже в самое ближайшее время сможет составить конкуренцию Лукашенко. А ведь помимо прочего Анатолий Афанасьевич уже почти сколотил команду из экс- и действующих генералов спецслужб.
В свою очередь россияне пристально наблюдают за развитием ситуации вокруг БМЗ. Все дело в том, что за «Газпром-Шиной» (холдинг, созданный  на базе СИБУРа, третий топ-игрок на российском рынке металлокорда) стоит Резанов, человек из свиты нынешнего руководителя «Газпрома» Алексея Миллера. Т.е. человек Кремля. Это, во-первых. Во-вторых, россиян весьма смущает тот факт, что в Беларуси фирме опального олигарха Березовского покровительствует столь влиятельный чиновник как глава КГК. Или все-таки Анатолий Афанасьевич не понимает того, что происходит вокруг БМЗ?
Автор: Михаил ПОДОЛЯК
Tags: БМЗ, БелАрусь, компромат, лавочка Лукашенко и Сыновья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments