mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Начался суд над трусливым уродом и убийцей Ильясом Зелендиновым.

О СМЕРТЕЛЬНОМ «НОКАУТЕ»: «ЕСЛИ БЫ Я ЕГО НЕ ОПЕРЕДИЛ, ОН НАНЕС БЫ УДАР ПЕРВЫМ»
▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬
видео из суда адвокаты убийцы стирают из ютуба, копируйте себе на диск.


В Белгороде начался суд над врачом, который ударом отправил пациента на тот свет.
Врач, прославившийся на всю страну как хирург-«боксёр», дал показания в суде
В Октябрьском районном суде Белгорода 26 февраля стартовал процесс по делу экс-врача второй городской больницы. Напомним, перед Новым годом хирург Илья Зелендинов отправил пациента в смертельный «нокаут».
В придачу доктор избил мужчину, который сопровождал больного.</i>

На первом заседании заслушали потерпевших. Родственники погибшего заявили иски на семь с половиной миллионов рублей.
Плюс друг покойного Александр Авилов, которому тоже досталось от врача, оценил моральный вред в 50 тысяч рублей.
Хирургу продлили арест ещё на два месяца, и судья Иван Сапрыкин объявил перерыв.

Общая сумма исков, заявленных родственниками погибшего, составила больше семи миллионов рублей.

После обеда планировали приступить к исследованию письменных доказательств. Но адвокат врача Сергей Амфитеатров попросил в начале процесса допросить его подзащитного. Поскольку обвиняемый вправе давать показания в любой момент судебного следствия, Илье Зелендинову предоставили слово. Хирург изложил свою версию произошедшего. Впрочем, она несильно отличалась от сказанного им при аресте.

Бывшего врача защищают два адвоката.

ВРАЧ: «Я ХОТЕЛ ПРОСТО НАПУГАТЬ ЕГО И ЗАСТАВИТЬ ИЗВИНИТЬСЯ»

- 29 декабря у меня было обычное дежурство. Я заступил на смену в восемь утра. Вечером, перед происшествием, я спустился в приемное отделение по служебной необходимости. В коридоре я встретил медсестру Алину Кучму. Её внешний вид и заплаканное лицо сразу привлекли моё внимание. Она мне рассказала, что во время процедуры (прим. ред.: промывания желудка) была избита пациентом, и не смогла завершить манипуляцию. Маленькая девочка, которая совмещает работу и учебу в университете не от хорошей жизни. Она мне пояснила, что работать после происшествия не сможет, и дежурная бригада лишится медицинской сестры... И там еще нужно было повторно осмотреть Вахтина Евгения Петровича, так как процедура была не закончена и фиброгастродуоденоскопия не была выполнена, - рассказал Илья Зелендинов.

Затем, по словам бывшего хирурга, он направился с медсестрой в приемное отделение терапевтического корпуса, где должен был находиться Евгений Вахтин. По пути девушка снова и снова описывала доктору конфликт, который произошел у неё с больным.

- У меня окончательно сформировалось мнение, что этот пациент может быть опасен, так как он находился в состоянии алкогольного опьянения. В тот момент, когда я зашел в кабинет, доктор Фисенко осматривала его. Я не собирался бить Вахтина, тем более его убивать, - продолжил врач, повернувшись лицом к родственникам погибшего. - Я даже не хотел ругать его в присутствии коллег. Я думал, что просто напугаю его, закричу и заставлю извиниться. Имея внушительные физические данные и способность убеждать, я всегда добивался результата без применения силы. Грубо схватив Вахтина, я толкнул его в процедурный кабинет. Дальше все пошло не так, как я ожидал. Вахтин сделал мне шаг навстречу. Его рука была согнута и сжата в кулак. От него пахло алкоголем. В этот момент за спиной я услышал шум и, обернувшись, увидел несущегося на меня Авилова. Выражение его лица не оставляло сомнений в том, что он готов на меня напасть. Я почувствовал угрозу. Учитывая то, что мне рассказала Кучма, от них можно было ожидать чего угодно. Всё развивалось очень быстро. Я нанёс несколько ударов Авилову, обернулся – и увидел стоящего передо мной Вахтина, который делал шаг мне навстречу со сжатым кулаком. Он хотел меня ударить. Но я ударил его первым. Даже не ударил... Удар пришелся вскользь. После этого Вахтин упал. Дальше я повернулся опять к Авилову, нанёс ему несколько ударов, чтобы заставить его успокоиться. Уже после этого я увидел, что Вахтин лежит без движения. Лежащего Вахтина я не бил. В этом нужды никакой не было. И никакой злости к нему я не испытывал.

Врач рассказал, что после всего этого вызвали реаниматолога. Илья Зелендинов также обратил внимание суда на то, что лично пытался привести пациента в чувства.

Второй адвокат обвиняемого Юлия Логвинова попросила подзащитного прокомментировать ситуацию с оказанием помощи второму мужчине. Сам друг покойного и гражданская жена Евгения Вахтина уверяют, что медики обратили внимание на избитого Александра Авилова лишь по требованию вдовы Инны Сергеевой.

- Я лично после происшествия водил его в лор-кабинет, - заявил Илья Зелендинов.

- Через полтора часа, - вполголоса прокомментировала гражданская жена покойного.

- Ты меня уже когда водил?! – возмущенно спросил Александр Авилов.

- Не перебивайте. Я лично вместе с потерпевшей водил вас в лор-кабинет, - снова повторил врач.

ГОСОВИНИТЕЛЬ: «НАПУГАТЬ ПАЦИЕНТА – ЭТО МЕДИЦИНСКАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ?»

Затем врача засыпала вопросами старший помощник прокурора Белгорода Ольга Хоботкина.

Врач не смог ответить гособвинителю Ольге Хоботкиной, почему целился именно в голову.

- Я правильно поняла: вы направились на поиски упомянутых медсестрой мужчин для того, чтобы защитить персонал?

- Абсолютно нет. Я направился туда, чтобы повторно осмотреть пациента и сделать ему фиброгастродуоденоскопию.

- Как расценивать слова, что вы собирались напугать Вахтина? Это часть медицинской манипуляции? – наседала гособвинитель.

- Учитывая то, что произошло с Кучмой, этот человек априори представлял опасность для медицинского персонала. Понимаете? Я не хотел его бить, а тем более убивать. У меня не было таких мыслей.

- Это услышали. Расскажите, как именно собирались пугать.

- Я хотел просто поговорить с ним, поругать за произошедшее, выяснить, что побудило его это сделать. Но если бы этот человек не налетел на меня, - врач показал рукой на Александра Авилова, - ничего бы не произошло. Не было бы никакой драки.

Приехавшая на суд из Киева дочь погибшего не выдержала:

- Ну, на видео же всё есть! - возмутилась Татьяна Гринёва.

- Не перебивайте, пожалуйста. – ответил Зеленидинов. – На видео видно, как Авилов налетел на меня.

Дочь Евгения Вахтина вскочила с места.

- Там видно, как отец встал вот так! – девушка развела руками в стороны и сквозь слёзы проговорила. - Мол, что ты делаешь?!

- Почему вы даже не попытались побеседовать с пациентом? – вновь включилась гособвинитель.

- Я хотел поговорить с ним за закрытой дверью. Никакого злого умысла у меня не было.

- Ваш толчок в сторону смежного кабинета – это именно была попытка поговорить за закрытой дверью?

- Это была попытка направить его в процедурный кабинет, - ответил врач.

- Таким образом? Толкнув его туда?

- Я так поступил после того, что мне рассказала медсестра.

Бывший врач уверяет в суде, что изначально собирался помочь пациенту, а не бить его.

- Тогда давайте сразу обсудим Кучму, которую нам ещё предстоит выслушать. Вы давно с ней знакомы?

- С того момента, как она работает. Полтора-два года, точно не помню.

- Вы доверяли её словам о том, что пациенты агрессивны, пьяны и дерзко себя ведут?

- Я в первую очередь доверял той информации, что манипуляция не завершена.

- Вы самостоятельно намеревались закончить промывание желудка?

- Я для этого взял медсестру из хирургического отделения.

- То есть эту медсестру, которую обидел больной, которая пожаловалась на него, была заплакана, расстроена, вы взяли для продолжения манипуляции к дерзко ведущему себя пьяному пациенту?!

- Я еще раз вам объясняю, почему так получилось. Я спустился в приемное отделение и увидел медсестру Кучму. Она рассказала мне о ситуации…

- Мы это слышали. Ответьте на вопрос: вы взяли Кучму для продолжения промывания желудка пациенту, который ударил её, как она сказала?

- Да.

- Вы не опасались, что он дальше продолжит её избивать? Не волновались за неё?

- Я больше волновался за пациента.

- Вы не должны были вызвать охрану или сотрудников правоохранительных органов по факту избиения медсестры?

- В первую очередь я должен был выполнить свой долг.

- Я пока не могу задавать вам вопросы по видеозаписи. Хочу просто спросить: вы её смотрели?

- Да.

- Вы считаете, что показания, которые вы даёте, согласуются с просмотренной ранее вами видеозаписью?

- С какого момента? Конкретизируйте.

- В общем.

- Что именно?

- Я понимаю, что вы впервые на этом месте. Вы не имеете права задавать мне вопросы, - заметила гособвинитель.

- Извините.

- Будьте добры отвечать. Ваши показания аналогичны тому, что мы все в последующем увидим на видеозаписи?

- Я сразу говорю, что я не собирался бить, а тем более убивать Вахтина Евгения Петровича.

- Вы уверяете нас, что Вахтин агрессивно вел себя по отношению к вам?

- Учитывая то, что рассказала мне медсестра, и то, что он находился в состоянии алкогольного опьянения, я уже готовил себя к форс-мажорной ситуации.

- Помимо ваших размышлений по этому поводу. Вахтин вёл себя агрессивно по отношению к вам, когда вы уже столкнулись с ним лично?

- Когда я вошёл в кабинет, он сидел. Доктор его осматривал. В этот момент агрессии не было. Но, когда я грубо схватил его и толкнул в кабинет, после того, как Авилов на меня накинулся, Вахтин сжал кулаки. Он хотел нанести мне удар.

Судья Иван Сапрыкин.
- Вы в своих показаниях ставите во главу угла интересы пациента. Почему тогда, вы себя так грубо вели себя по отношению к Вахтину с первой минуты встречи с ним? Почему толкнули его в соседнюю комнату, тогда как вы торопились поправить ему здоровье?

- Я хотел только напугать его и заставить извиниться перед медсестрой. Но никаких физических увечий не собирался наносить.

- С силой втолкнув его в соседний кабинет, вы тоже заботилась о его здоровье? Как я понимаю, человек чувствовал себя не лучшим образом. Как это сочетается с вашей версией о том, что вы хлопотали о его здоровье?

- Я так поступил после того, что мне рассказала медсестра о его неадекватном поведении.

ЗЕЛЕНДИНОВ: «Я НАНОСИЛ УДАРЫ АВИЛОВУ, ПОКА ОН НЕ УСПОКОИЛСЯ»

- Авилов вам чем не угодил? – поинтересовалась гособвинитель.

- В тот момент, когда я втолкнул Вахтина, я услышал шум за спиной и увидел, что Авилов несется на меня со сжатыми в кулаки руками. Я почувствовал от него угрозу, - объяснил Зелендинов.

- И что вы сделали?

- Я нанес ему несколько ударов.

- Куда?

- В голову.

- Почему в голову? Я вас сейчас, прежде всего, как доктора спрашиваю. Даже мне юристу понятно, что последствия ударов в этот орган – непредсказуемы. Почему не нога? Не подсечка? Не попытка от себя оттолкнуть?.. Почему в голову?

- Подсечка и нога тоже могут обернуться серьезными увечьями, - заметил врач.

- Почему вы били в голову, и не один раз?

- Я бил до тех пор, пока не заставил Авилова успокоиться. Пока он не остановился и не прекратил свои дальнейшие действия в отношении меня. Он прижался, сидел, опершись об стену, и больше не вставал. А почему именно в голову? Я не могу ответить на этот вопрос.

- Вы понимаете, что речь идет о порядке одиннадцати ударов. Это для начала. Первая серия. Такое количество… Только чтобы остановить его?

- Он неоднократно, он два раза пытался на меня накинуться.

- Зачем вы после того, как побили Авилова, вернулись к Вахтину?

- Потому что он сделал шаг в мою сторону. Он хотел меня ударить.

- Вы хотите сказать, что Вахтин поднял руку в вашем направлении?

- Он поднял руку, и она была согнута в локте и сжата в кулак.

- Из-за этого жеста вы почувствовали угрозу с его стороны. И что вы сделали?

- Я ударил его.

- Куда?

- По лицу. Но по лицу не попал, удар пришелся вскользь.

- Куда?

- Ниже челюсти. Я точно не могу сказать.

- У вас была возможность оттолкнуть Вахтина? На каком расстоянии он находился от вас?

- Примерно на расстоянии вытянутой руки.

- Он уже замахнулся для удара?

- Если бы я его не опередил, он бы нанес удар первым.

- Когда вы успокоили Авилова, вы могли уйти? Еще до того, как Вахтин упал после вашего удара. Авилова вы успокаивали не один раз.

- Я просто не помню, в каком именно порядке всё происходило до того, как…

- Повторюсь, что касается Вахтина. Почему вашей целью была голова пациента, на помощь которому вы стремились?

- Я не могу ответить на этот вопрос.

ДОКТОР С ГРОЗНЫМ ВИДОМ

Адвокат Ирина Лочканова, представляющая интересы гражданской жены Евгения Вахтина, поинтересовалась, не звонила ли медсестра хирургу еще до встречи с ним в коридоре.

- Вам Кучма звонила по телефону после того, как с ней произошел инцидент? Когда она не смогла закончить процедуру? – спросила Ирина Лочканова.

- Да, были звонки. Но… - ответил врач.

- С какой целью она вам звонила?

- После происшествия? – уточнил доктор.

- Между тем временем, как вы прошли в терапевтическое отделение и тем временем, как у неё не получилась процедура?

- Я находился в приемном отделении. Когда я спустился, она мне обо всём рассказала.

- По телефону она вам не рассказывала ничего?

- Именно по этому поводу?

- Да. Или, может, по какому другому?

- Что вы имеете в виду?

- Она вам звонила в этот промежуток времени? – не отступала Ирина Лочканова. – Вы же слышали: потерпевший (прим. ред.: Авилов) сказал, что она начала звонить по телефону.

- Она совершала какие-то звонки. Но кому звонила?

- А вам она не звонила?

- Звонила.

- А что она вам говорила?

- Я помню, что о случившемся я узнал именно в приёмном отделении, - ответил Зелендинов.

Представитель дочери погибшего – адвокат Александр Шпай – в свою очередь спросил, с грозным ли видом врач направился пугать пациента?

- В какой-то степени можно и так сказать, - ответил Зелендинов.

- Как тогда, по вашему мнению, Авилов должен был воспринять происходящее, учитывая ваш вид и то, что вы зашли, грубо схватили и толкнули человека в комнату? Это с вашей стороны был доброжелательный жест или нет?

- По крайней мере, можно было как-то крикнуть, остановить.

- Он вам ничего не кричал?

- Я не слышал.

- А как тогда можно расценить ваше поведение? Человек просто стоит с кулаками, и вы ему наносите удары. Но при этом вы считаете, что поведение Авилова, после того, как он увидел, что вы схватили человека и втолкнули в другую комнату, было неадекватным. Получается, что у вас выборочное отношение к одним и тем же действиям.

- Если бы я не чувствовал со стороны Авилова никакой угрозы, всё бы в процедурном кабинете с Вахтиным Евгением Петровичем закончилось благополучно.

- Ваши действия Авилов должен был воспринять как агрессию? Или это было в рамках разумного? – перефразировал вопрос Александр Шпай.

- Я не считаю, что с его стороны в рамках разумного было накинуться со спины на человека, - ответил Зелендинов.

- То, что вы схватили человека и толкнули в другую комнату, Авилов должен был воспринять нормально? Это в порядке вещей?

- В данном случае воспринять нормально – понятие растяжимое. Можно было как-то по-другому отреагировать.

- А почему вы по-другому не отреагировали, а стали сразу быть в голову и Авилова, и Вахтина?

- Я не собирался бить Вахтина. Если бы у меня был такой умысел, я бы в первую очередь нанес удары ему. Когда я увидел несущегося на меня со стороны спины Авилова, у меня сработал инстинкт самосохранения.
https://youtu.be/4fooAQri_kI

Участники «дискуссии» остались при своих мнениях. Судья объявил перерыв. Процесс продолжится с понедельника. Илье Зелендинову грозит до 15 лет лишения свободы. http://www.bel.kp.ru/daily/26499.7/3367156/
Tags: Белгородская больница, зелендинов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment