mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Саранча-БЛЮЗ

В целях сохранения материала, который стирается из сети

Оригинал взят у papa_koli в Саранча-БЛЮЗ
Мрачное  здание на улице Интернациональной 22. Генеральная прокуратура РБ. Пустынные коридоры зловеще молчат. Привычная (для постороннего) иллюзия. Ведь в части кабинетов идет весьма упорная работа. Бумажная. Наработка следственной базы. Накопление материалов. Упаковка будущих «дел». Далеко не все (из потенциальных фигурантов) еще знают о той судьбе, которая их ждет через день. Или через месяц. Или даже через полугодие. Но работа идет упорная – бумажка к бумажке, донос к доносу, случайные опросы случайных свидетелей. А главное – скрупулезная калькуляция личного состояния «будущего фигуранта будущего уголовного дела». И все это только ради одного: чтобы однажды утром, лучше в абстрактный понедельник,  примерно в 5.30 позвонить в кованую дверь особнячка, который ловко устроился под Минском. «Чиж Юрий Александрович, 1963 года рождения, Вы приглашены для дачи показаний по уголовному делу номер 101/0013». Сонный Чиж уже почти раскрыл свой мочевой пузырь, чтобы воочию продемонстрировать настоящее отношение к этим словам.  Прочая членораздельность плотно  застревает в горле, натруженные руки предательски дрожат. А на пороге его дома с ноги на ногу весьма убедительно переминаются двое. Просто две безликих, но весьма  представительных личности. С прокурорским предписанием в руках.  Чуть ниже – еще двое. Не менее «представительных». По периметру дома – человек двадцать. Часть из них в масках.

Стоп/стоп! Увлекся. Чиж – это всего лишь скромный, единичный и в чем-то комедийный эпизод в одной большой и увлекательной игре. Игре, которая тянется в Беларуси уже более 10 лет. Червончик с лишним, если говорить, на «семейном языке». А суть этой вечной белорусской игры проста как три копейки: «платишь – занимаешься бизнесом; еще платишь – сидишь на свободе; в третий раз платишь – и тебя отпускают из страны». Главное в этой игре – правильно определить, через кого и сколько заплатить. Кому – известно. Семье Лукашенко. И ее (семейным) кураторам.

Спец / исполнители

Однако, вернемся пока в здание прокуратуры. Туда, где исправно ваяют спец/дела. Туда, где в кабинетах работают упорные «пчелки». А на каждом столе неприметно затаилась тощая книжица в мягком переплете. Изрядно потрепанная. С очень броским оглавлением на форзаце. Прокручиваем несколько кадров в режиме быстрой перемотки. И попадаем на столичную улицу Городской Вал, 2. Это уже вотчина весьма специфического и крайне неприметного (для большой политики) субъекта – Эдуарда Анатольевича Никитина. Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД РБ. Каких-то два года назад именно здесь разрабатывались так называемые «оперативные алгоритмы». А проще говоря, схемы формально-легального «ареста/интенсивного допроса/доения бизнесменов и директоров гос/предприятий». Тот же Наумов Владимир Владимирович очень хорошо знает принципы «оперативных алгоритмов». Знает он также и нового, сегодняшнего составителя этих алгоритмов. Впрочем, это лишнее. В смысле, Наумов сейчас очень большой говорун и где-то, судя по всему, собственные грехи переписывает на прочих исполнителей.  А пока перед нами – здание ГУБЭП. Время роли не играет. Те же зловещие пустынные коридоры. И те же жадные кабинеты, где «мальчики» с горящими лицами неистово колдуют над оперативными материалами. Тем более, что «материала» этого под рукой полно – на протяжении многих лет в стране велась несанкционированная никем (кроме Семейных фаворитов) прослушка/слежка за тысячами «субъектами финансово-хозяйственной деятельности». Сотни часов записей телефонных разговоров. Тысячи фотографических снимков (разного качества) личных и деловых свиданий. Бесконечные ДОПы и ДОРы. Единицы, из которых попадали в реальные архивы спец/органов. Остальное – только для глаз жадных членной Семьи. На ГУБЭПовских столах пылятся все те же потрепанные книжицы. С огромными иссиня-черными буквами на обложке – «Уголовный Кодекс Республики Беларусь». Честно говоря, бесполезная книжица. По той простой причине, что все следователи и дознаватели, в рабочее и нерабочее время работающие на Семью, на зубок знают две ключевые статьи из этого кодекса и блестяще умеют применят эти статьи на практике… Для обеспечения валового дохода Семьи. Для наполнения кэшевых закромов Семьи. Для исполнения единственного реального плана работы той же Генпрокуратуры или ГУБЕПа – «ежемесячные поступления на спец/счета от действий правоохранительных органов по расследованию преступлений в сфере экономических взаимоотношений субъектов хозяйствования на территории республики Беларусь» (цитата из копии одного весьма интересного документа, датированного сентябрем 2001 года) должны составлять сумму, эквивалентную… А кстати, как вы думаете, какой именно план «финансовых поступлений» (в абсолютных цифрах) спускался  генпрокуратуре? И что это за спец/счета? Вернее, кто ими управлял в… Минфине РБ?

Опять быстрая перемотка. Улица Комсомольская. Скромная такая улочка, где сейчас частенько бывает Виктор Александрович Лукашенко. Ну, не совсем бывает. Так, заезжает по случаю – чаек зеленый выпить с известными персонажами. Поднимемся на этаж, где размещается весьма специфический Главк. Лет десять назад этот Главк начал свое падение вниз, проигрывая схватку за схваткой шеймановским «орлам». Но парочку лет назад Главк открыл свою собственную эпоху ренессанса. Николай Свороб, скромный такой начальник Главка и по совместительству бессменный заместитель целого ряда председателей КГБ РБ. Что о нем известно широкому кругу наблюдателей? А человечек этот весьма интересный. Знаток многих «экономических схем» Семьи и содержащий к тому же свой собственный архив. Бесценные раритеты есть в этом архиве, хотя печати на них и не мокрые. Об архиве Свороба поговорим позже и детально. А пока случайно столкнемся в коридоре, где нормальных людей настойчиво просят опустить глаза вниз, с Виктором Владимировичем Русаком. Тоже весьма интересный персонаж. Исполнитель-дублер, если так можно выразиться.  Виктор Владимирович как-то стал начальствовать в управлении экономической безопасности КГБ Республики Беларусь. Худо/бедно, но Комитет какие-то задачи решал. В смысле «экономические дела» курировал. А потом оказалось, что у Семьи теперь новый фаворит – Зайцев. И что именно Виктору Владимировичу (ретивому подчиненному фаворита Зайцева) необходимо произвести выемку всех накопленных компромат-материалов «по экономике» в иных силовых ведомствах, взять эти материалы в оперативную разработку, определить новые размеры откатов и предложить «потенциальным фигурантам» новые схемы взаимодействий. Проще – Русак стал курировать неформальный «институт Семейных смотрящих» в чужих бизнесах и на крупных предприятиях. Нормальная, в общем-то, работа. И резко возросшее довольствие для ключевых фигурантов (кроме членов Семьи, разумеется – эти оперировали всем объемом теневых денег в Беларуси). Ах да, я забыл заглянуть на улицу Карла Маркса, 3. В Комитет государственного контроля. Впрочем, сам Комитет (и уж тем более его хозяин – гр. Ломать З.К.) сейчас никому не интересен. А вот его Департамент финансовых расследований (читай – налоговая полиция) тот еще орган. С отличным архивом и с правом «изъятия в любое время и по любому поводу всего объема финансово-бухгалтерской документации».  Месяцев восемь ДФР в буквальном смысле прозябал – после ареста Анатолия Громовича службу и вовсе хотели разгромить. Кое-кто из членов Семьи посчитал, что ДФР стала слишком самостоятельной и собирала «компрометирующие бумажки» на неправильных (неприкасаемых) людей. Но сегодня страх уже прошел. И прошло желание уничтожить строптивую службу. Зачем? Если среднее и низовое звено умеет прекрасно работать в «поле», шугать бизнесменов так, что те сами на себя компромат выдают. Зачем ломать структуру, которая дееспособна?   Структуру и не ломали, а просто негласно вывели из-под Ломатя (формально ДФР – часть КГК) и отдали в ведение субъекта по фамилии Веремко. Тоже весьма интересный персонаж, имеющий право звонить напрямую… Виктору Александровичу Л. Хитрый такой человечек. Скрытный и очень/очень богатый. Может, стоит уже сейчас опубликовать перечень «объектов недвижимого имущества, принадлежащих Веремко Г.И. и членам его семьи» (есть такая бумага в соответствующем ведомстве – на случай, если по-громовичски зарвется и решит играть самостоятельно, только на собственный карман)? Так или иначе, ДФР в игре – собирает пухлые досье, выбивает все бухгалтерские данные на всех предприятиях, составляет «правильные калькуляции».      

Семейный доход. Минимум «50 в месяц»

На первый взгляд, абсолютно разные конторы, разные кураторы, разные формальные задачи и разные инструментарии. На самом деле, все они - Генпрокуратура (следственные бригады), ГУБЭП, КГК (с Департаментом финансовых расследований), экономический Главк КГБ РБ -   работают исключительно в единой и неделимой плоскости. Задача этих «силовых бригад» – комплексная организация конвейера по выбиванию «экономических денег с предприятий разных форм собственности в интересах Семьи Лукашенко». Эй, любезные, кто там продолжает рассказывать байки о невероятном «белорусском экономическом чуде»? Кто еще верит в ангельское бессребреничество Семьи? Кто надеется договориться с кланом Лукашенко, который элегантно разменивает юридический и фактический контроль над территорией РБ в звонкую монету в личных сундуках? Вот вам настоящее, подлинное чудо: «семья Лукашенко ежемесячно получает от 10 до 50 млн. долларов только так называемых «арестантских роялти (отступных)». Затем «оперативно отмывает эти денежки  через специальные корсчета… Минфина РБ, а в последующем легализует их через специальные банковские программы (в группу поддержки входят… Национальный банк и БПС-банк) и выводит деньги из страны». На всякий случай уточню: ниже речь пойдет исключительно об одном источнике криминальных доходов Семьи и ее ближних фаворитов. Источник этот кое-кто хитроумно называет «обязательные тюремные роялти Семьи». Я же выскажусь проще и жестче – существенную часть Семейных поступлений группы Лукашенко составляют обязательные платежи от сотен, тысяч бизнес-арестантов. Простые этапы. Первое: бизнесмена или директора гос/предприятия берут в профессиональную разработку. Второе: жестко отрабатывают его окружение. Окружение сливает много конфиденциальной информации. Эта информация поддается специальной обработке. Третье: «фигуранта» сажают на специальные мероприятия – на протяжении какого-то времени его круглосуточно «пасут». Четвертое: формируют многотомное  дело со  ссылками на конкретные статьи УК и объемной «доказательной базой».  Пятое: «фигурант» упаковывается с предъявлением ему общих обвинений. Реальная суть дела не раскрывается. Фигурант помещается в специальные тюремные условия. С ним проводится двухуровневая психологическая работа. Следственная бригада жестко прессингует, напрочь отметая любые объяснения фигуранта. Проводится также соответствующая работа «в камере». Шестое: на семью (фигуранта) выходит влиятельный посредник. Дополнительное психологическое давление.  Седьмое: после системного давления (продолжительность которого зависит от психической устойчивости самого фигуранта – кое-кто ломается через три/четыре дня, а кое-кто держится и пару/тройку месяцев) фигуранту называют «сумму платежа», форму оплаты и последующие «условия сотрудничества».    

«Доильные аппараты»

Все-таки надо признать гениальность Лукашенко-старшего. В Беларуси открыто построена почти идеальная инфраструктура силового (в интересах – Семьи Л) выдавливания у бизнеса и гос/предприятий «отступных денег». Семья вызывающе получает многомиллионные теневые поступления, «моет» их за счет ресурсов Минфина и Нацбанка и легально выводит из страны, размещая в собственных бизнесах за рубежом. А в это время какой-нибудь Международный валютный фонд активно финансирует «реформаторские программы» белорусского Кабмина и захлебывается от публичных восторгов по поводу эффективности этих самых программ. Впрочем, о чем это я? Система МВФ или любой иной международной донорской корпорации – это исключительно эффективная коррупционная система.  И разве не в Беларуси, где все выглядит крайне непрозрачно, а решения принимаются единолично, может наиболее «эффективно» работать МВФ? Ну да бог с ними, с этими транснациональными донорами. Речь ведь идет о Семейном доходе. О теневых многомиллионных ручейках, на протяжении многих лет, исправно обогащающих группу Лукашенко.  Его (Лукашенко) система крайне простая и, как следствие этого,  весьма эффективная. Он (Лукашенко или его фавориты) дает право работать на перспективном (скажем, нефтяном) рынке. После того, как фирма или предприятие достигают определенного уровня, его берут в жесткую разработку. Дальше – стандартное вымогательство. Правда, к жертве приходят не криминальные «торпеды», а сами силовики, которые уполномочены государством вымогать энную сумму.  В 2008 году Система Семейного Вымогательства (ССВ) добралась - таки до своего пика и работала как часы. Деньги текли рекой. Хватало даже на сытную кормежку исполнителей. Тот же Наумов очень хорошо «питался» в эти сладкие годы. Потом случился небольшой спад. Позже – стало намного хуже. Ручейки резко обмелели (у бизнеса не было денег). Семья стала урезать довольствие исполнителей. Появились недовольные. Начались внутренние эксцессы, потребовавшие, во-первых, отсечения «слабых звеньев». Во-вторых, взятия под тотальный (Семейный) контроль всех (даже самых ничтожных) потоков. А сегодня система ставит один рекорд за другим. Вымывает все деньги. «Доильный аппарат» буквально начинает дымить от переработки. И чтобы это означало?

Систему Лукашенко (вернее, Систему Семьи) надо хорошо понимать и знать ее ключевые решения, чтобы никогда не возникало соблазна порассуждать о возможности устроить… диалог с этой системой «о поэтапной либерализации». Я даже не буду говорить о возможности каких-то политических послаблений в лукашенковой Беларуси – это просто нелепо. Я говорю исключительно об экономике. Даже малейшая либерализация предполагает неизмеримо большую прозрачность отношений «субъектов хозяйствования» и государства, а значит, резкого сокращения возможностей для силового отъема части доходов в пользу Семьи. Зачем Семье ломать то, что идеально работает и что приносит ей не менее 20 млн. долларов теневых денег в месяц (только по одному направлению)? Те же, кто пытается разговаривать с Семьей (через посредников) либо совершено не знает Систему (что граничит с идиотией, а истинных идиотов в большой политике/экономике просто нет), либо они рассчитывают встроиться в Систему и получать свой собственный небольшой доход. Хотя бы до той поры, пока Система не выбросит их прочь. Как Наумова. Или как Коноплева. Или как Латыпова.  Или как Журавкову. Или как Сухоренко. Или как Тозика.

Деньги, деньги и еще раз деньги

Какой же ключевой вывод я хочу сделать? А вот какой: единственное, что по-настоящему интересует Александра Григорьевича и его жадного отпрыска Виктора Александровича  – это получение личного дохода. Бесконечное обогащение – суть Семьи. Монопольная власть – оптимальный инструмент для достижения этого самого обогащения. Власть, которой ни с кем и никогда нельзя делиться. Это категорический императив. Неформальный же «институт фаворитов», периодически прореживаемый, выступает коллективным «смотрящим», обеспечивающим стабильные поступления в Семейную казну.  А Беларусь в целом, по своей сути, это всего лишь частный доходный бизнес Семьи. Все обязаны платить Семье. И все платят. Безропотно, молчаливо, плаксиво. И работают на Семью. Даже если они числятся министрами или российскими бизнесмена. Все платят мзду. И еще один обязательный вывод: Лукашенко на социальные программы брал кредитные (преимущественно, у России) и бюджетные деньги. Часть этих денег также перераспределялось в Семейный бюджет. А как «субъект с безграничным правом» запросто зарабатывал на «специальных арестантских программах».

За десять с небольшим лет отработано было (с последующей выплатой отступного) чуть более 17 тысяч человек. Бизнесменов, директоров, отраслевых лидеров, банкиров, «решальщиков-лоббистов».  По/фамильные списки всех тех, кого «отрабатывали», сейчас уточняются соответствующей группой, собравшейся… в Москве. Вопрос: зачем? Пока оставлю этот вопрос без ответа. «Отработан», если кто не понял, это означало, что человека брали, оперативно закатывали и выпускали только после уплаты «выходного пособия». Либо деньгами, либо существенной долей в бизнесе. Пособие же это составляло сумму от 100 тысяч (для мелких бизнесменов на начальном этапе формирования Системы) до 5-6 млн. Иногда больше. Разово. Списков существовало несколько. У разных силовых структур - разные списки. Часто фамилии «будущих фигурантов» одновременно попадали в разные списки, что впоследствии провоцировало межведомственные конфликты. Предмет конфликтов: кто именно из силовиков имеет право доить. Дело в том, что сами силовики (их лидеры на тот момент) получали свой процент от участия в разработке (и процент этот составлял от 70 процентов в ранне-лукашенковские годы до 10 процентов сегодня). За право разрабатывать наиболее привлекательных фигурантов (денежных, но крайне трусливых) велись самые настоящие войны, которые в итоге и приводили к краху того или иного фаворита. Но сегодня все эти списки объединены в два базовых перечня. Каждый из этих перечней курируется единой вертикалью… Виктора Александровича Лукашенко.

Передо мной лежит небольшой фрагмент легендарного списка. Сотни фамилий. И сотни очень интересных примечаний к этим фамилиям. Систематизация и объем впечатляют. Настоящий конвейер. Графа А.: фамилия «субъекта» (имярек, краткие биографические данные). Графа Б.: бизнес (отрасль) или предприятие «субъекта». Графа В. (выделена  жирным шрифтом): финансовые данные предприятия или бизнеса. Графа В 1. (дополнительные данные): личный доход «фигуранта», личное имущество и/или имущество близких родственников (экспертные оценки). Графа Г.: сумма обязательного взыскания. Графа Д.: номер уголовного дело, и ФИО ведущего дело специалиста. Очень впечатляющее чтение. Бесконечные ряды фамилий. Уже отработанных. В разработке (желтый маркер). Те, которые подготовлены к разработке (красный маркер). Полная детализация финансовых данных, что говорит о качественной оперативной работе.  О фамилиях ниже. А пока хочу сделать маленькую ремарочку. Очень полезную для кое-кого.  Так вот, копии списков уже размножены в достаточных количествах. Полагаю, что для известных персонажей это уже давно не секрет.  А новость для них кроется в следующем: в правленых версиях этих «листков изъятия» (или «платежных ведомостей», как любил выражаться известный сынок) в дополнительной графе кое-кто проставил фамилии еще двух людей. Фамилию реально ответственного «за раскрутку фигуранта» смотрящего (не просто следователя, а его непосредственного куратора, что далеко не одно и то же) – следователь просто формализовал дело, а все оперативку обеспечивал куратор «проекта».  И… фамилию собственно заказчика. С заказчиками все выглядит сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Это сегодня (или вернее в последние полтора/два года) фамилия заказчика почти неизменна – Лукашенко В.А. А раньше заказчиков было много. Скажем, по чьему корыстному умыслу сажали Эдуарда Эйдина и сколько он выплатил отступных? Лукашенко-сын тогда еще только начинал бегать по ночным клубам и стрелять по упитанным хоккейным ляжкам. «Банковские дела» - Белпростройбанк (во главе с Раковым), Золотой Талер, Беларусбанк, Комплексбанк. Промышленные дела. Номенклатурные посадки. Металлургия. Заговор «железнодорожников».  Фамилии, фамилии, фамилии. Время отсидки - цена выпускного билета. Время отсидки – цена выпускного билета.  Только крупные фигуры (о мелочи вообще никто речь не вел – ее отдавали на откуп местных силовиков, чтобы им тоже было что кушать).  И очень приятные (для кураторов вчера, для Семьи сегодня) суммы «откупных платежей». Честно говоря, я пока видел только несколько отпечатанных таблиц (с последующими правками-подсказками перебежчиков) и не совсем понял, что с ними будут делать дальше. Решение пока не принято. Может, будут рассылать как «письма счастья» пострадавшим фигурантам (бизнесменам, директорам и их семьям) с детализацией – кому платили и за что. Чтобы точно указать адресата для последующих финансовых претензий. А может, просто будут складировать в архивы, чтобы потом вломить кое-кому тайно и забрать львиную долю «дохода Семьи» (за право беспрепятственного прохода в любую иную страну с остатками кэша). Или же вломить явно (по мере нарастания конфликта и запуска силового сценария свержения). Это уже не столь важно. Важно только, что один из ключевых источников доходов Семьи Лукашенко сегодня тщательно анализируется. Анализируются также и фамилии всех исполнителей в этой «вымогательской вертикали». А из «Уголовного кодекса РБ» следователю-исполнителю знать положено только две статьи.  Для директоров и чиновников: «Статья 210. Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями… Действия, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, - наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью». Выкуп по этой статье составлял не менее  1,5 млн. долларов для «настоящих звезд». Виктор Казеко (из Белгоспищепрома) за свою свободу и свободу своего сына Андрея (на момент ареста начальника  отдела сбыта РУП «Минск-Кристалл») заплатил 12 млн. долларов отступных и отдал еще кое-что из недвижимости посредникам. Для бизнесменов: «Статья 209. Мошенничество… Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, - наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества». Выкуп по этой статье составлял не менее 100 тысяч долларов для всех участников группы. Или же «от 1 млн. долларов…», если фигурант состоял в негласном списке «бел/миллионеров».

Сожранные «поля»

Что там у нас в предварительном итоге? А ничего. В активной разработке постоянно находилось несколько тысяч граждан. Одного сажали, выжимали деньги, отпускали. Не далеко. Чтобы при надобности «нажать» повторно. В это время двух других уже прокатывали по «спец/мероприятиям».  Раскатывали не обязательно бизнесменов. Жрали смачно годами. Аппетит Семьи просто поражал воображение. Лукашенко-сын даже «ежемесячные показатели» по обязательным «посадкам» выставлял – «в условном апреле необходимо посадить не менее 70 человек и получить валовой доход не менее 60 млн. долларов». После вычета затрат на обеспечение оперативных мероприятий и следственных процедур (а также кормежки и обеспечения ночлега фигуранта в СИЗО) – Виктор Александрович подсчитывал реальную прибыль. Суммарный поток денег за эти годы составил  не менее 900 млн. долларов (по копиям документов). На всех. И чисто на одной процедуре – «вымогательстве в составе организованной группы с использованием административных и правоохранительных ресурсов». Понятно, что зарабатывал не только Лукашенко-папа (особенно на протяжении первых 3-5 лет его президентства). Тогда голодных и жадных ртов хватало. К примеру, разве ж кто-то помнит уже столь интересного персонажа, как Михаил Владимирович Мясникович? Кто он сейчас? Почти никто. Нет, он там вроде бы неплохо упаковывает себя и своих партнеров при Академии наук РБ. Но разве ж это размах?  А еще каких-то восемь лет назад Мясникович на равных сражался с тем же Шейманом за право… курировать крупный бизнес. Давно и неправда? Как бы ни так. И заработал тогда Михаил Владимирович на «раскулачивании» иных бизнесменов  немало. В далеком 2002 году именно он возглавил странную и весьма перспективную комиссию. Указ президента РБ от  10 июля 2002 г. N 371 «О создании межведомственной комиссии по безопасности в  экономической сфере при Совете Безопасности Республики Беларусь». Цитата из положения о создании: «на Комиссию возлагаются следующие задачи: 3.1.  участие в определении жизненно важных интересов Республики Беларусь  в экономической  сфере,  выявление  внутренних  и  внешних  угроз этим интересам и разработка мер противодействия таким угрозам». И т.д. и т.п. Сплошная, но очень красноречивая лирика. И возглавил эту комиссию ни кто иной, как гражданин Мясникович. И даже начал бумажки серьезные архивировать (кстати, у Михаила Владимировича тоже очень неплохой личный архив имеется).  Комиссия же эта (по его лично-бюрократическому  разумению) и должна была добавить ему вистов в борьбе за рычаги влияния, позволить решать вопросы. Не получилось – Мясниковича с легкостью переварили и выбросили, а реальное руководство комиссией быстро переключили на себя такие личности как Юрий Васильевич Кривошеев (тогдашний заместитель Госсекретаря Совбеза) и Дмитрий Евгеньевич Санько (советник-консультант отдела экономической безопасности Совбеза). Но кто, скажите мне, знает о роли этих и прочих «рядовых тружеников», создававших «вымогательскую вертикаль»? Ту самую вертикаль, которая сегодня обслуживает исключительно Семью и бесконечно перемалывает десятки, сотни судеб?  Впрочем, согласен, Кривошеев и Санько (равно как и сам Шейман – к нему есть иные кроваво-криминальные претензии) – большие дети по сравнению с сегодняшней «триадой» (Лукашенко-сын / Зайцев / Веремко). Сегодня совсем иные объемы репрессивных «изъятий». «Чешут всех общим валом». Не моя фраза, но емкая. Грех не воспользоваться.

Так вот, в самом начале строительства «вымогательской вертикали» имели место  точечные (строгие по исполнению и аккуратные по части аппаратных интриг) аресты – выхватывали кого-то крупного (какого-нибудь Александра Пупейко или Наташу Шевко-Судленкову). Его/ее коллеги молниеносно бежали к иному фавориту – тогда масть могли тянуть многие. Тот же Мясникович. Или Титенков. Или Коноплев. Или же Шейман. Им «заряжали» сумму (в 3-7 млн. долларов отступных) и «спец/условия» (уехать из страны и залечь). Кто-то соглашался сразу. Кто-то кочевряжился. Но потом платил в два раза больше, бежал и в сердцах делал какие-то заявления. Чтобы в итоге надолго замолчать и забыть о Беларуси. Но к 1998 году все более/менее серьезные бизнесмены и директора поняли, что нужно уходить под кого-то. Самостоятельно играть в бизнес больше не получится. Так стали выстраиваться легендарные зонтичные структуры. При МВД. При Совбезе. При КГБ. Но «смотрящих» (с неформальным мандатом от Лукашенко)  оказалось слишком много. Сотня. Не меньше. Те, которые реально могли «решить вопрос». Даже Владимир Заметалин (этот странный любитель советского агитпропа)  или же Иван Пашкевич (не менее странный пастор-идеолог) могли сказать веское слово. Всем уже не хватало. Или вернее – кое-кому стало жаль отдавать часть дохода. До осени 2000 года система практически полностью перестроилась – смотрящих основательно проредили; убрали с темы таких пустышек как Коноплев или Заметалин; ручные правоохранители брали теперь только знаковых персонажей (вне зависимости от того, в чью группу он входил). Брали и как бы предлагали «группе поддержки» (тому же страстному любителю Бахуса и энергетики Семашко В.И.),  во-первых, крупно выплачивать на единый спец/счет. Во-вторых, уйти с определенных тем и не создавать «затор» (термин, часто употребляемый смотрящими). А в-третьих, перестать смотреть по сторонам и интриговать. Можно, сказать, это был второй этап большого криминального передела  – группа Лукашенко (еще далеко не однородная) просто и регулярно доказывала свое безусловное первенство. Тем не менее, сохраняя некоторую внутреннюю конкуренцию.  А вот после выборов 2001 года ситуация кардинально изменилась – начался первый этап так называемого тотального чеса. Того самого, который длится до сегодняшнего дня.  Первичная идея «тотального отжима конкурентов» и «превентивной задержки всех, у кого ежемесячный оборот превышает 100 тысяч долларов»  принадлежала… Юрию Сивакову. Забыли уже о парне? Начали прессовать всех подряд. Машина быстро разворачивалась. Полномочия стремительно нарастали. Сиваков ушел в глубокую тень. На первые роли вышли Шейман, Тозик и… Наумов. Специальные «экономические бригады» МВД и КГБ уже не успевали осуществлять оперативные мероприятия по «фигурантам». Разработки становились крайне поверхностными. Иногда на разработку потенциально крупного персонажа уходило не более 3-4 недель (запрос, сбор доказательной базы, «завинчивание», выплата). Но это уже никого не интересовала. Было не до юридической корректности. Особенно это стало заметно после того как в дело включился Виктор Лукашенко. Как я уже сказал, прокуратура разработала стандартную формулу – «хищение в особо крупных  размерах  с использованием служебного положения». Для гос/сектора. Для директоров крупных  и средних предприятий. И «мошенничество».  Для бизнесменов. Детали перестали кого-либо интересовать. Пылесос, наконец-то, заработал на полную мощность – Семья стала получать отличный доход в этом специфическом «предприятии».  Единственное, что печалило главу криминальной Семьи (Лукашенко-старшего) – так это жесточайшие внутренние войны силовиков. Войны явно мешали наращивать обороты «репрессивно-вымогательской» машины и увеличивать ежемесячные поступления кэша на спец/счета. И отвлекали немалые ресурсы на маскировку. Но и эта проблема в итоге была решена. Сегодня в РБ существует только одна реальная рабочая «триада», один центр принятия решений, одно место, которое дает команду фас, одна «бухгалтерия», считающая теневую прибыль…

А ведь большая игра только начинается…

Автор: Михаил ПОДОЛЯК
Tags: БелАрусь, КГБ, лавочка Лукашенко и Сыновья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments