mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Роман с КОНТРАБАНДИСТОМ (Эпизод 4)

В целях сохранения материала, который стирается из сети

Оригинал взят у papa_koli в Роман с КОНТРАБАНДИСТОМ (Эпизод 4)
Кое-кому упорно кажется, что «контрабандное дело» – не столь значительное, как, к примеру, криминально-посредническая торговля энергоносителями или «современными системами целе/обнаружения». Мелкое, запутанное и очень грязное. Разве на этом «материале» Семья зарабатывает свой основной капитал? Согласен, все это выглядит как-то странно. Зачем «сунуть рыло» в откровенный криминал, если можно спокойно работать на относительно чистых деньгах? Но в том-то и дело, что именно «контрабандная история» лучше всего прочего характеризует Семью Л., умышленно (и это надобно подчеркнуть) превратившую Беларусь в своего рода криминальную транзитную зону. Семья искренне полагает, что тотальный (фактический и юридический) контроль над географическим пространством, позволяет ей зарабатывать на любых проектах. Чистых, грязных, криминальных. Это даже не обсуждается. Тем более, что годовой контрабандный оборот доходит до полумиллиарда долларов. Чистого дохода. После выплаты всех «затратных комиссионных». Почему же Семья должна добровольно отказаться от столь питательного «источника»? Почему она должна оставить этот «многодолларовый ручеек» каким-то мелким кланам (типа сухоренковского или громовичского)?


Не резонно. Совсем не резонно. Семья нынче контролирует все деньги в стране. И даже те, кто формально составляет «систему Лукашенко» – члены выборных советов, среднее министерское звено, исполкомы на местах – совершенно не понимают, где они работают. Они почти ничего не знают об обязательной криминальной составляющей «управленческой системы Беларуси». Им иногда мерещится, что все нормально. Ну, нет в стране политической конкуренции. Разве это проблема? Ну, нет независимых медиа. Так это и отлично. Можно немножко брать взятки и никто об этом и слова не скажет. Однако есть хороший бюджет, и есть решение каких-то ситуативных социальных задач. На самом же деле, к большому сожалению этого «среднего звена», все намного хуже. Семья использует систему исключительно для получения личных доходов любыми путями. Тем самым, превращая чиновников в соучастников… известного чего.

Эпизод 4: наглость Анатолия Громовича

В середине января 2009 года специальная группа из представителей Генеральной прокуратуры и МВД арестовала бывшего директора Департамента финансовых расследований Комитета Госконтроля Анатолия Громовича. Это было поистине захватывающее зрелище: «руки за голову, лицом к стене». Три охранника Громовича (имелись в тот момент и таковые личности) были жестко и безжалостно уложены на пол. Сам Громович растерянно смотрел на собственные ноги. Честно говоря, он совершенно не ожидал именно такого крутого развития сюжета. Полагал, что откупится. Или его просто попросят «дать незначительные пояснения». И все-таки кульминация многомесячного расследования удалась на славу. Сам Анатолий Иосифович в какой-то момент прекрасно понял, что все идет стремительно движется к какому-то трагическому финалу. Понял он также и то, что именно его делают ключевым фигурантом масштабного «контрабандного дела». Правда, он наделся, что его вытянуть. Очень надеялся. И ведь имел право так думать.

Ключевой вопрос всегда надо ставить правильно. Кто такой Громович вообще? Что за персонаж такой, который позволил себе иметь неслабую «доильную карту» в собственных руках? И даже отказывался подчиняться Лукашенко-младшему? Ответить на это вопрос проще простого и также просто понять, что шансов у экс-директора ДФР совершенно не было. Громович – чужак для Семьи. Абсолютный, неприемлемый, годящийся только на роль «исполнителя». Он, прежде всего, числился человеком Анатолия Тозика, некогда мощного игрока, атаковавшего бизнесы даже своих покровителей. Вообще, Тозик – отдельная сладкая песня. Сильно закомплексованный человечек (в прямом смысле слова, коротышка), выросший благодаря стараниям Шеймана (тогда главы Совбеза) и Латыпова (тогда главы президентской Администрации). Так вот, человечек этот однажды получил прямой доступ к ушам Лукашенко. Александру Григорьевичу, исстари страдающему сильной мизантропией, в свою очередь весьма понравились оскорбительные и обвинительные высказывания Тозика по адресу бизнесменов и директорского корпуса: «все вокруг нагло воруют, Александр Григорьевич! У Вас воруют! А потому предлагаю всех сажать». Лукашенко – в который уже раз – выдал очередному временному фавориту полный «карт-бланш». Тозик немедленно послал к чертям собачим Шеймана и Латыпова и начал выстраивать собственную силовую вертикаль. В КГК. Подтягивая в ведомство доверенных людей, и перебирая на себя полноценные оперативно-карательные функции. Тонны финансового компромата удалось в итоге накопить Анатолию Афанасьевичу. Иногда он и сам не понимал, что с этим сокровищем делать-то надобно. В отличие от иных персонажей из окружения Лукашенко, периодически страдавших желанием взобраться на главный трон (да/да, были и такие бравые ребята, но о них отдельно), Тозик имел только одну амбицию – «всех сажать!» Не иначе как болезненное состояние у него развилось на этой почве. Ни дня без посадки. А вот одним из наиболее ретивых членов «посадочной команды Тозика» аккурат и сказался тезка Громович. В какой-то момент (и как это они определяют для себя время Х?) новоиспеченный директор ДФР развернулся не на шутку. Периодически организовывал торги, предлагая заинтересованным лицам выкупать серые номерные папочки. Нередко устраивал самый настоящий «чес» на том или ином «предприятии со смежниками».

Однако вся эта «группа контролеров», быстро подъедавших чужие бизнесы, в считанные месяцы утомила… Лукашенко-старшего. Ему-то нужен был всего лишь старательный исполнитель, который «знает, куда можно ходить за деньгами, а куда заходить нежелательно». Тозик же так сильно заигрался, что внутри клана (тогда еще это был клан, а не Семья, как сегодня) начались сильные столкновения. Попутно замечу (чтобы не было лишних вопросов): разница межу Кланом и Семьей принципиальна (по крайней мере, для Лукашенко). Клан – понятие гораздо более широкое и предполагает, скажем так, хорошие партнерские премиальные выплаты «за соучастие» по всей вертикали исполнителей. Семья – понятие гораздо более узкое и весь доход (криминальный, разумеется) идет в зачет крайне небольшой группе. Короче, людей Тозика быстро урезонили, а его самого сослали «пить чаи» за Большую китайскую стену. После чего и Громович, который полагал себя главным «финансовым спецназовцем» страны, резко сдал. Его, конечно, взяли «всего лишь» за соучастие в приграничной контрабандной мельнице. Но чрезмерное рвение на должности директора ДФР, так нелепо ударившее по целому ряду околосемейных бизнесов, все-таки держали в уме. Хотели немножко вздуть парня, чтобы прочим неповадно было.

В этом месте хочу сделать очередную лирическую паузу. Вот ведь какая странность получается: некто Тозик почти сформировал собственную силовую вертикаль, выбил себе невероятные полномочия, писал так называемые «прямые докладные на президента» и самолично их передавал АГ. А еще - собрал ворох компромата (и, кстати, часть этого компромата растворилась в неизвестном направлении почти сразу после отставки Анатолия Афанасьевича – не иначе еще одна загадка новейшего времени). И тогда, и даже сейчас можно было бы смело предположить, что Тозик готовил что-то крупное. Но что именно? И почему не появилось даже намека на реализацию этого самого «чего-то»? Полнейшее несоответствие ресурсов, возможностей и итогового результата. Тозика с необычайной легкостью порвали за несколько часов, а его «условная вертикаль» незамедлительно рассыпалась. Не выдержала элементарных конкурентных ударов. Так что же задумал тогда Тозик? И почему никто даже не думал поучаствовать в его судьбе?

Но вернемся к нашему главному «герою». Поведение самого Громовича в тот роковой момент, когда его патрона выбрасывали вон, а их совместную вертикаль крушили в пух и прах, тоже выглядит весьма загадочно. Либо Анатолий Иосифович реально не понимал, что происходит вокруг (но тогда как он попал на это место?), либо он страдает какой-то редкой формой психического расстройства, когда в упор не замечаешь готовящейся личной трагедии. Сколько же странных психопатологий накопилось в правящем паноптикуме Беларуси? Человек находится под очевидным круглосуточным мониторингом, его коллег/друзей потихоньку тягают на «собеседования», а он при этом остается еще в течение нескольких месяцев (после китайской оплеухи Тозику) в должности, имеет приоритетный доступ к части архивов, может организовать контрмониторинговые мероприятия. Но… в ответ тишина. Громович крайне пассивен и даже более того – он все еще продолжает собирать немного дани с подведомственных бизнесменов. Ну не парадокс ли? И разве не должен такой человек отсидеть от звонка до звонка? А Громович, тем временем, стал давать обширные, детальные показания и «сливать» всех. Он ведь наивно посчитал, что Байкова – доверенный человек Лукашенко. И поспешно сдавая каких-то важных «партнеров» - того же Степана Николаевича С. – он, таким образом, покупает себе личную президентскую индульгенцию. Ну, думал так человек. Имел право надеяться – Лукашенко действительно периодически выписывает странные такие бумаги, коими отпускает любые грехи своим доверенным людям. Грабежи, воровство, вымогательство и даже полит/убийства. Ах, как упоительны в Беларуси эти странные мысли чиновников: «можно творить любой беспредел, главное – получить заветную президентскую бумаженцию!» Громович крупно просчитался. Его было велено «сажать». Грубо, брутально, показательно сажать.

В какой-то момент изучения всего этого «контрабандного чтения» с многочисленными фамильными ответвлениями/тупиками, мне бросилась в глаза еще одна очевидная странность. Как же так получается, что Генпрокуратура (та же Байкова) столь запросто ломает карьеры не просто единичных мелких персонажей с таможни, а целых подразделений КГБ. Показания полковников, генерал-майоров ставились на поток. Майоров и капитанов вообще за людей не считали. Что же происходило на самом деле? Ведь Генпрокуратура – после ухода оттуда группы Шеймана – никогда не считалась ключевой структурой в империи Семьи. А позже все прояснилось. Сложный, на первый взгляд вопрос, имел простой ответ - прокуратура банально чистила (не понимая, разумеется, этого) поляну для новых распорядителей. Тот же Громович, а позже Сухоренко пытались все-таки оставить за собой приграничную «кормовую базу». Их безжалостно выдавливали… члены Семьи. Чужими руками. Опять же полагая, что эти «руки» сами знают, где нужно остановиться. Не остановились. В итоге быстро выяснилось, что Громович – всего лишь «пешка в офицерских погонах», в общем-то, по праву затесавшаяся в большую группу «больших смотрящих». И тут же кое-кому намекнули, что Анатолия Иосифовича с удовольствием отдают на «съедение» («сильно уж парняга зажрался»!), чтобы эффектно спрятать остальных. Кстати, это еще одна причина генеральной чистки контрабандной тематики. Никто ведь не собирался закрывать этот промысел, но избавиться от слишком одиозных персонажей и резко сократить количество «получающих мзду с темы» - те еще задачки. Известное лицо полагало, что можно изолировать мелкого Громовича и таким образом оставить в живописной тени тех же Лаппо/Рачковского (пограничников), Вакульчика (человека, отлично знающего контрабандную тему). А главное – нужно было спрятать некоего гражданина Веремко Г.И. Почему? А потому что этот гражданин и был так называемым «семейным отраслевым курьером», который ездил по известным адресам с «шахматкой» в руках и собирал дань. В «шахматке» – фамилии и суммы. Веремко – ключевое звено. Знаток важного инсайда. И вот вам очередной элементарный вопрос: почему именно Веремко назначили на должность Громовича в ДФР? Случайное совпадение? Или все-таки произошла банальная замена сломанного «ключа» на более доверенное лицо?

Впрочем, меня сейчас куда больше интересует очередная ключевая ошибка Байковой. Повесь она все на Громовича, поставь на нем точку, преврати его в ключевого обвиняемого - и получай из рук президента заслуженный орден, повышение (если хочешь), премию в размере тройного месячного оклада и почетную пенсию (если собралась уходить). Так нет же! Байкова элементарно «тормознула», не просчитала риски, не угадала с правильной ставкой, пошла на запретную территорию. Громович, между прочим, в тот момент тоже мог взять все на себя: «да, уважаемый следователь, я - ключевой организатор контрабандных коридоров на таможенном терминале Западный Буг! Да, уважаемый следователь, я единолично контролировал всех контрабандных бизнесменов и таможенников!» Нашли бы смягчающие обстоятельства. Дали бы лет шесть. Дважды пошел бы под «амнистию». Или же УДО. Года через полтора/два вышел бы на свободу и получил бы большую теневую премию «за правильное поведение». Но Громович сдавал и сдавал схемы, шептал фамилии, раскрывал механику процесса. Анатолий Иосифович растеряно блеял: «на уровне поиска предпринимателей и организации таможенных смен – работали мы, а все, что касалось Минска, все эти согласования взял на себя Степан Николаевич. И я знаю, что он эти вопросы решал на еще более высоком уровне… Проверки были, но эти проверки легко блокировались на том уровне, куда мне уже было не дойти». Ни Байкова, ни Громович так и не поняли, что они начали говорить и писать в протоколы неправильные (по мнению Семьи) фразы.

Так что там с Громовичем? А все просто. Жесткий, силовой арест. Обвинение по ч.3 ст.285 УК РБ«создание преступной организации либо участие в ней, совершенное должностным лицом с использованием своих служебных полномочий». Безжалостное изъятие «накопленного добра». Отказ в любой помощи. Все – жирная точка. Вот он – лидер контрабандной ОПГ, ключевой распорядитель теневой западной таможни (как это хотелось кое-кому представить). И почти сразу доказанный эпизод деяний Громовича идет в суд. Из материалов дела: «действуя в составе хорошо организованной преступной группы, члены этой группы с 3 по 31 октября 2001 года использовали таможенные посты «Западный Буг» для создания контрабандного товарного потока. При содействии должностных лиц таможенного терминала дорогостоящая бытовая техника, одежда и обувь, перевозившаяся в 319 грузовых фурах, была оформлена как тротуарная плитка, следующая из Европы на юридические адреса белорусских фирм. В последующем контрабандный товар был выпущен в свободное обращение без уплаты таможенных платежей в сумме более 20 млрд. рублей. За организацию и осуществление незаконного перемещения товара по поддельным документам таможенники получили в общей сложности 635 тыс. долларов в качестве взяток». Мелочь, но все же. Или не так! Мелочь, которая не дошла до главного воровского кармана страны (ГВКС) и тем самым вызвала неудовольствие у целого ряда интересных персонажей. Тем более, что по ходу следствия эпизоды с получением незаконных вознаграждений, трактуемых уголовным правом как взятка, стремительно множились. В итоге было якобы доказано, что Громович взял на себя роль «главного смотрящего» (но мы-то понимаем, что он числился всего лишь курьером, который немного «крысятничал»). Того самого смотрящего, который «набирал» в пул криминальных бизнесменов, курировал работу паленных таможенников и блокировал любые расследования на местном (и даже на столичном) уровне. Наиболее эффектный эпизод, весьма сильно характеризующий Громовича, случился в так называемом «деле Галины Крупченко». Крупченко – ушлая такая бабенка, работавшая всего лишь скромным «специалистом по налоговому законодательству» в УП «Лекс» (проще говоря, налоговым оптимизатором) – на самом деле организовала и на протяжении трех лет курировала мощнейший контрабандный насос. Кондитерские изделия, финская бумага для издательств, легендарная одежда second hand, мебель, предметы роскоши – Крупченко работала с размахом. Ее взяли, упаковали и отправили отбывать наказания в следственный изолятор УКГБ по Брестской области. Странное место. Ну да ладно – Крупченко нас мало волнует. Всего лишь еще один исполнитель. Такой как Молочко. Или как Клим. Тут важно кое-что другое. По ходу раскрутки «оптимизаторши Гали», Главное следственное управление МВД, обеспечивавшее оперативку по контрабандному делу, неожиданно выяснило, что таможенники обильно смазывали деньгами… спецов из ДФР КГК. Громович нарисовался тут же – известный распальцовщик запросто появился в кабинете своего друга Мигалени (тогда глава ГСУ МВД) и забрал для «проверки» всю эту оперативную информацию. И таким незамысловатым образом ему удалось на пару лет отстрочить собственное катастрофическое падение.   

Так вот, до того момента пока в камеру не попал Громович, следствие двигалось только по низам, изредка забредая на средний уровень. Анатолий Иосифович оказался чрезвычайно ценным и легко раскалываемым источником. Называвшиеся фамилии и уровни влияния поражали воображение. В какой-то момент добрались до бывшего заместителя председателя КГБ Зарецкого. Впрочем, Зарецкий – персонаж малоинтересный. Ну не влияет человек ни на что. И никогда не влиял. А вот когда Громович назвал фамилию Веремко, и эта информация просочилась к известным семейным персонажам, стало ясно, что пора игру останавливать. Байкова в это время занималась поиском дополнительных подтверждений показаний Громовича из других разговорчивых источников. Так, появились откровения Молочко. А потом было «специальное письмо», переданное Анатолию Иосифовичу прямо в камеру. После этого он отказался давать любые показания, сильно замкнулся в себе и даже впал в некоторую прострацию. Что было написано в этом письме? И кто его написал? Опять же банальные вопросы. А ответ еще проще: перед Громовичем неожиданно встал странный выбор. Если «контрабандное дело» будет развалено без каких-либо последствий для главных участников (значит нужно как-то отказываться от собственных показаний), то Громовичу позволят отсидеть полный срок в относительном здравии. Полный срок – наказание за болтливость. Относительное здравие – поощрение за молчание. Пусть и запоздавшее. Если же дело будет набирать обороты, несмотря на всех предпринятые нынче спец/мероприятия, то Громович (как базовый свидетель) должен окончательно исчезнуть. Навсегда. В неизвестном направлении. Без каких-либо возможностей воскреснуть. И без Громовича слишком много «длинных языков» скрылось из Минска. Какой же выбор должен сделать некогда «крутой парень», грубо посылавший крупных бизнесменов в известное брутальное путешествие, а нынче превращенный в безвольное тело? Правильно. Молчать и молиться, чтобы дело было развалено как можно скорее, и чтобы Семья не проиграла в ближайшие год/два. В противном случае, поспешное бегство обернется не менее поспешной зачисткой всяких там камерных болтунов. Громович – и не только он – это уже понял…

Послесловие к эпизоду

Хорошие парни нынче у власти в Беларуси. Я не о Лукашенко-старшем. С ним-то как раз все понятно. Он пользуется властной монополией в полном объеме – казнит или милует и подбирает все деньги в собственный широченный карман. Его репутация отвратительна, но разве это мешает ему де-факто контролировать территорию и диктовать на этой территории самые безумные правила? Разумеется, когда он пересекает границу и едет куда-нибудь в альпийские горы, он начинает бешено крутить головой по сторонам – боится ведь человек неслабо. Но в Беларуси он - пахан. И правильно. Доходность его «бизнеса» стоит всех этих усилий. Это я к тому, что когда «день Х» все-таки обозначится, Лукашенко (несмотря на всю свою легендарную жадность) отстегнет энное количество денег за безопасный коридор и стремительно исчезнет где-нибудь на живописных островах с уютными бухточками для детских корабликов. Так что я его понимаю – он отвратительно нынче куражиться, вешает на себя всю грязь, но очень хорошо при этом зарабатывает. А вот как нам быть с Громовичем, Тозиком, Байковой и тысячами прочих имярек? Ведь это именно они – мелкие, средние и крупные солдаты армии Лукашенко – собственноручно выстраивали и выстраивают крайне поганую «управленческую систему». Систему, которая всех безжалостно пожирает. Их в том числе. Система такая, что она обязана жрать и жрать. Врагов, чужих, оппозицию, журналистов, своих, друзей, курьеров, семейных воров и семейных «бухгалтеров». Иначе никак. Перестанет жрать – и система сразу умрет. Но они (солдаты Л.) старательно, камень за камнем, продолжают ее строить. Уже истлела вера в эту систему даже у тех, кто слюной заливал площади, доказуя «гениальность Лукашенко». Уже ясно, что система моментально рухнет вместе с бегством членов Семьи. Уже очевидно, что их самих не жалует ни сегодняшняя система, ни нормальное будущее. Но они стараются. «Ради чего?» – вот ведь заковыристый вопрос: Ради денег? Так нет там больших денег – основные суммы (почти все) уходят в Семейный общак. Все – для отца и сына. Или трех сыновей. Карьера? Нет в этой системе ни у кого карьеры. Сегодня ты глава ДФР КГК, а завтра - сизошный засранец, которого не грех и по губам отшлепать. Справедливость? Фамилия Лукашенко в принципе никогда не рифмовалась с человеческими добродетелями. Мизантроп, с огромным количеством самых постыдных комплексов неполноценности, ненавидящий всех, кроме себя. Что же все-таки движет Ермошиной, Сидорским, Прокоповичем и прочими? Что заставляет их молча выслушивать брань и публичные оскорбления со стороны гражданина Л.? Что держит их на рабочем месте даже тогда, когда в коридоре уже слышны шаги конвоиров? Ответив на этот сакраментальный вопрос, можно будет ответить и на куда более важный вопрос текущей повестки дня: «когда Семья сбежит…».

Автор: Михаил ПОДОЛЯК

(В последней – четвертой части саги о контрабандистах – история взлета и падения Степана Сухоренко, а также новая контрабандная реальность, воссозданная Семьей).

Tags: контрабанда, лавочка Лукашенко и Сыновья
Subscribe

  • Мимо проходил

    itanimull для исследования влияния акустических волн в спальне Первый раз такой потолок встречаю. Интересно, какие сны видит индивид под…

  • Сон перед католическим Рождеством.

    Я приехал на машине с каких-то гор в какой-то город маленький( не русский, не немецкий, не французский) Может, американский. Мне надо сесть на…

  • Неопознанное разговаривает со мной!

    Из предыдущего поста: Перед маршем мне приснилось, что я иду в гости к матушке, а там на дверях уже приклеена цидулка от СС с печатями. Можно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments