mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Яги-б-овна

Оригинал взят у philologist в Страшная русская народная сказка про Егибовну
Из книги: Сказки: Кн. 1 / Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. Ю.Г. Круглова. - М.: Сов. Россия, 1988. - (Библиотека русского фольклора; Т. 2)



Овечка-серебрянка

Жила-была кыцанька. У нее было две манюшки. Она каждый день ходила на дровосек, мать-то их, и им пекла шанюжки. Говорит она манюшкам: «Как я уйду дровцы сечь, так вы дверь держите крепче и сами не спите. Крепче замыкайтесь! Как Егибовна к вам будет подходить, так она вам будет петь толстым голосом, а я как буду подходить, так я вам буду петь тонким голосом. Как мне, так открывайте, а Егибовне не открывайте. Как Егибовна будет петь: «Куда ваша маменька пошла да в каку дороженьку», а вы скажите Егибовне, что я влево ушла; а я вправо уйду, а то она меня съест». Она и ушла в лес дровцы сечь, в праву дорожку.

Приходит Егибовна и кричит: «Ба-а-а, кыцаньки, ба-а, маленьки, откройте воротица, я ваша маменька, вы мои деточки, откройте воротица!» А манюшки и говорят: «Слышим, слышим, не маменькин голосочек!» Она тогда: «Куда ваша маменька ушла?» Они говорят: «В левую дорожечку, дровцы сечь!» И поехала Егибовна на железной ступе в лес, с железным крюком, и хвощет лес-то. Да и говорит: «Съем кыцаньку, съем серебрянку!» А маменька пришла домой и говорит: «Ба-а, кыцаньки, ба-а, маленьки, откройте воротица. (Да маменька-то тоненьким растяжным, а Егибовна-то толстым.) Ваша мать пришла, молочка принесла!» Они и говорят: «Ты, маменька!» (Тоже тонкими и растяжными.)

Так открыли воротица маменьке. Она и рассказывает, как ходила дровцы сечь. Спать легли, на завтра и встали. Маменька опять шадежек им спекла, да и походит на дровосек. И опять приказывает, чтобы Егибовне не отпирали двери, а ей отпирали: «Я уйду сейчас в праву дорожечку, а вы Егибовне скажите, что в леву, а то меня Егибовна съест». Она и ушла дровцы сечь, а деточки заложились. Пришла Егибовна и кричит толстым голосом: «Ба-а, кыцаньки, ба-а, маленьки, откройте воротица, я ваша маменька, вы мои деточки!» Они и говорят: «Слышим, слышим - не маменькин голосок!» Егибовна и спрашивает: «Где маменька?» Деточки и говорят: «Пошла в леву дороженьку дровцы сечь!»

Она и поехала на железной ступе в лес в леву дорожечку. И опять хлещет железным крюком-от лес. Да и опять: «Съем кыцаньку, съем серебрянку!» Деточки дома-то и уснули. А мать-то не велела им засыпать-то! Маменька приходит из лесу и говорит: «Ба-а, кы-цаньки, ба-а, маленьки, откройте воротица!» А деточки все не чуют. Так маменька легла под крылечко спать. Егибовна пришла да съела ее под крыльцом-то, а сама и уехала. Деточки проснулись утром, а маменьки нету, а вышли на крылечко и говорят между собой: «Где же наша маменька?» Одна-то манюшка да заглянула под крыльцо: да одни косточки лежат! Манюшки и стали плакать. Косточки-те собрали, а Егибовна пришла да и манюшек съела.


Мачеха (Ягибовна) плохо относится к падчерице, хочет убить ее корову. На пиру царевич обращает внимание на падчерицу, находит ее по ступню, оставленному на смоляном пороге, по кольцу. Мачеха оборачивает падчерицу лебедью; царевич останавливает лебединые стада, сжигает кожушки девушки-лебедя; женится на ней.
http://ethnomap.karelia.ru/person.shtml?id=121&map_id=
----
ЁМА, ёма-баба, лёма, юма, вöр баба, еги-баба, егибовна, яга-баба, яг-баб, ягишна, Баба Яга, колдунья, ведьма
Мифология Коми

Яг Йивса

яг йивса
В мифологических легендах о Я.й. доминирует сюжет о его ссоре
с другим удорским колдуном Сьöла-пöласа ("из урочища Сьöла-пöла").
Будучи равными по силе, каждый из них обещал отомстить другому после своей смерти.
Первым умер Сьöла-пöласа и в первую же ночь явился к Я.й..
Я.й. ожидал этого визита и, готовясь к нему, крепко запер все двери, а сам с сыном залез на печь.
Мертвый колдун прогрыз двери, проник в дом и потребовал себе на угощение сердце Я.й.,
но тот предложил ему сначала согреться горячим кирпичом, который он вынул из устья печи.
Пока Сьöла-пöласа был занят кирпичом, Я.й. с сыном выбрались из дома и, идя задом наперед,
отправились в близлежащую деревню (колдуны жили уединенно, один на мысу Яг йив,
другой в урочище Сьöла-пöла, находящихся по разные стороны р. Вашка.
Бросившийся в погоню оживший мертвец был введен в заблуждение направлением следов
и раз за разом возвращался в пустую избу, пока с первыми петухами его не покинула колдовская сила.
По другой версии, колдуны жили в починках, по названиям которых и именовались.
У Я.й. была жена и двое маленьких детей. Ожидая умершего недруга, Я.й.
отправил жену к соседям, а сам завернул детей в одеяла и остался дома.
Когда явился оживший мертвец и велел Я.й. положить на стол его печень и сердце,
тот предложил Сьöла-пöласа сначала перекусить кирпичом, вынутым из устья печи,
а сам взял незаметно своих детей и убежал.
Сюжет об оживших колдунах, которые становятся смертельно опасными не только своим недругам,
но и друзьям, и даже близким, весьма популярен в к.-з. "колдовском эпосе".
Лит.: Рочев 1984, Сидоров 1928.
Tags: Россия, археология языка, сказка, этнография, яга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments