June 5th, 2020

солнце

Народ против Лукашенко

Ответ на заявление Лукашенко, что он будет стрелять в народ за то,
что его не хотят выбирать на 7 срок.



Жительница Гродно 81-летняя Галина Филлиповна Андрейчик 29 мая пришла на встречу с блогером Сергеем Тихановским
в областном центре — и неожиданно стала «звездой» стримов.



До брутального задержания на пикете все происходило так же, как и в других городах: сбор подписей, общение и селфи. Галина Филипповна какое-то время стояла в стороне. Но Сергей, так получилось, сам подошел к бабушке, люди расступились — и она начала говорить. Своими словами она растрогала и самого Тихановского, и людей, стоявших рядом, и белорусов, смотревших стрим с пикета.
— Я посмотрела ваши стримы и поняла, что ведь не было такого развала, как он допустил.
Поэтому спасибо, что вы вышли на улицу.
Не бойтесь. Не бойтесь, — повторяет женщина.
— Если я умру, я все же буду знать, что сделала глоток свободы.
Спасибо, деточка, спасибо, сыночек.
Люди зааплодировали, Тихановский проводил Галину Филипповну к столику, где собирали подписи, чтобы та оставила и свою.

А 4 июня, во время назначения нового правительства, Александр Лукашенко вдруг высказался в числе прочего и о пожилой гродненке.
«Правда, на некоторых посмотрели в Гродно, так они хорошо устроились.
„Лукашенко плохой“ — а сами живут во дворцах!
Какая-то 80-летняя женщина кричала, орала.
Прислали мне фотографию: особняк сына и ее особняк на одной площадке.
Чего тебе не хватает?»
— возмущался президент.

Ну а вечером в программе «Панорама» на канале «Беларусь 1» даже вышел сюжет и с дрона показали дом, где живет 81-летняя Галина Филлиповна. Пожилая женщина его, конечно, уже посмотрела - и не понимает только одного:
почему журналисты госканала во время подготовки сюжета к ней-то не зашли поговорить?
Она бы и им, и президенту сразу же объяснила, откуда деньги на «особняк».


Лукакий 3% нарушает все мыслимые и немыслимые нормы УК, Конституции, Избирательного кодекса.
Collapse )

(no subject)

   Несколько слов о норильской аварии – мнение инженера - строителя, конструктора ,
северянина и просто неравнодушного человека: ведь в становлении  Норильска 40 – 50х гг. участвовал кое-кто из моих родственников.
   На севере доводилось  иметь  в хозяйстве  хранилища значительно меньшего объёма, кубов  тысяч так на пять, но требования  пожарной и экологической защиты – едины. Вокруг  ёмкости  ОБЯЗАТЕЛЬНО создаётся  обвалование, высота и  площадь которого достаточны, чтобы вместить в случае аварии ВЕСЬ объём  вытекшей  жидкости. В стеснённых условиях возможно наращивание обвалования стеной, хотя в данном случае, при стоянии емкостей «в чистом поле» , такового не требовалось.  Это должно было быть выполнено в процессе строительства и поддерживаться постоянно в надёжном состоянии. В советское время это строго  контролировалось  проверяющими органами.
    Всё это и есть те самые «СНиПЫ – скрипы», о которых с таким пренебрежением  нам было сказано «свыше» совсем недавно. Признаться от услышанного мне, специалисту, стало тогда страшно и подумалось, что с  подобным  пренебрежительно – дилетантским  отношением (и очевидно на протяжении многих лет!) в стране в любую минуту в любом месте возможны  весьма неприятные и даже трагические  события. И вот – месяца не прошло, и пока ещё только в одном месте.
    Чтобы представить себе происшедшее : двадцать тысяч (!)  тонн  разлитой солярки – это пятьсот железнодорожных цистерн. Уничтожена  хрупкая северная природа – возможно на целое столетие.
    И ещё на что нужно бы внимание обратить – на подачу информации. Мол, авария произошла 29 мая, ЧС объявлена в среду. Почему «в среду», а не дата – 3 июня? Да чтобы не считали,  потому что ЧС объявлена  только на шестой день после  аварии!   А что до задуматься…сделать выводы… уже поздно – сие нужно было ещё два десятка лет  тому назад.
 P.S. Оборудование, сооружения  и проч.проч. в стране в основном  остаются советским наследием  не менее тридцатилетней  давности. Замена, построение  нового – на ЭТО денег нет. А вот на «реновации» в Москве они есть, хотя именно жилые здания – самое надёжное и долговечное из  творений человека, в отдельных странах служат они тысячу лет. Так ли плоха надёжная советская трёх- или пятиэтажка, чтобы менять её на  нынешнюю двадцатидвухэтажку? А соблюдаются ли при её постройке эти презренные «снипы – хрипы»?  Высоковато, однако…