March 19th, 2020

солнце

"Дорогая елка" Полонского и разные сорта дворянских детей.

Прочел я сей душещипательный рассказ благодаря оцифрованным книгам Ленинки,
жаль, что я не смогу там зарегестрироваться.

Рассказ, как самостоятельное произведение, конечно, не годится - с приклеенным дидактическим концом.
Но как описание поведения графа Кушелева-Безбородко и "графини" Любови Иоганновны- вполне документально.
Графа отчасти жалко, отчасти- граф сам дурак.

Интереснее мемуары другой демимонденки- журналистки  Соколовой.
Причем, ее "литературные встречи"- совершенно неинтересные, хотя видала глазами Гоголя( один раз), Тютчева( сто двадцать раз) и т.д.
Интереснее ее детские воспоминания о Смольном институте.
И, в отличии от Водовозовой, которая жила и воспитывалась в Александровской половине, Соколова жила в аристократической Николаевской,  которая имела близкие связи со двором.

У нас никогда так наглядно не показывали жесткое разделение дворян на первый и десятый сорта,
хотя, конечно, все слыхали про Бархатную книгу и прочие книги записей дворян.
А вот как происходило на уровне детей- девочек

В то время, так же как и теперь, Смольный монастырь представлял собою два различных учебных заведения, или, по местному выражению, делился на «две половины»: на Николаевскую и Александровскую. Последняя с основания носила название «мещанской половины» и только по воле наследника цесаревича Александра Николаевича переименована была в «Александровскую». Хотя переименование это и состоялось много раньше моего поступления в Смольный, но я застала все-таки в полном ходу не только прежнее наименование, но и множество сопряженных с ним неприятностей для воспитанниц Александровской половины.

Collapse )
солнце

Из записок Соколовой -"Живой труп"

Прочел интересное про семью Энгельгардов( Ангелов-Стражей = Engel Guard)
Когда папаша-Энгель совокупился в инцесте со своей 14 летней дочерью,
то его особым указом императора объявили ЖИВЫМ МЕРТВЫМ- лишили пасс порта, имени, дворянства и т.д.
( на самом деле- нет, все вранье)

ГОВОРИТ ОДНА СТОРОНА

Не могу пройти молчанием одну из интересных житейских встреч своих, а именно встречи с Анной Романовной Энгельгардт, урожденной Херасковой, дочери которой, Полина и Александра Федоровны, были моими сверстницами и подругами по времени выезда в свет.
Я узнала m-me Энгельгардт уже после горькой семейной драмы, пережитой ею и переданной мне гораздо позднее моей теткой.
Когда я ее узнала, это была уже очень немолодая, но полная жизни женщина, никогда не снимавшая траура, который надела она в тот день, когда потеряла мужа, физически не умершего, но нравственно навсегда утраченного для нее и о существовании которого она не хотела ни знать, ни вспоминать. У m-me Энгельгардт, вышедшей замуж по страстной любви, было четыре дочери, из которых старшая[215], вышедшая впоследствии замуж за графа Девьера, была с детства особенно горячо предана матери


Второй дочери было 14 лет, а две остальные и самый меньший из всех детей, сын Валентин, были еще совсем маленькими, когда вследствие несчастной случайности до сведения Анны Романовны дошло роковое известие о преступной связи между ее мужем и второй ее дочерью, которой только что исполнилось 14 лет.
Весть эта как громом сразила несчастную женщину, безумно любившую мужа, обожавшую детей и благоговейно охранявшую чистоту и святость домашнего очага. Она подробно расспросила обо всем дочь, пришла к убеждению, что та действовала почти бессознательно, под давлением враждебной нравственной силы, и, не желая щадить ни себя, ни лиц, разбивших ее жизнь, сама передала все это горькое и позорное дело в руки жандармской полиции, в то время ведавшей все тайные и секретные дела, не исключая и самых сокровенных дел семейных…
О вопиющем деле в семье Энгельгардт немедленно доложено было императору Николаю Павловичу, – происходило это в последние годы его царствования, – и он, глубоко возмущенный поступком дворянина, раньше носившего гвардейский мундир, приказал нарядить особое следствие и постоянно докладывать ему о ходе дела.
Не знаю, как караются в настоящее время преступления подобного рода, но в былые времена они были неслыханно редки и, вероятно, карались беспощадным образом, потому что по произнесении приговора над обвиненным Энгельгардтом он, по усиленному ходатайству двоюродной сестры своей, светлейшей княгини Салтыковой, был признан умершим и, совершенно вычеркнутый из списка живых людей, без паспорта проживал в доме Салтыковых

ГОВОРИТ ДРУГАЯ СТОРОНА.
Collapse )


Интересно, этот Энгельгардт- его папаша, или нет?
У него имеется сын Федор, значащий "погибшим на войне".
А, нет, не этот.
У живого трупа ФИО  Федор Валентинович Энгельгардт-->

Birthdate: February 07, 1809--Death: July 25, 1881 (72)
Wife of Федор Валентинович Энгельгардт
Mother of
Александра Федоровна Николаева;
Вера Федоровна Энгельгардт;
Пелагея(Полина) Федоровна Станкевич;  -- Станкевич, жандармский полковник, проводивший следствие по поводу инцеста.
Пелагея Федоровна ст. Энгельгардт;
Валентин Фёдорович Энгельгардт
and двое других.

Про Пелагею Станкевич и  сына жандармского полковника Станкевича- немного вранья мемуаристки.
Очевидно, что мадам Энгельгардт находилась под надзором полиции, а это то, как она про это рассказывала подругам
Collapse )
Врет, как мемуарист!


«Живо́й труп»
— пьеса Льва Толстого, написанная в 1900 году и опубликованная посмертно.
Несмотря на то, что сюжет произведения доведён до логической развязки, оно не может считаться законченным: автор прервал работу над пьесой, оставив её на стадии черновика.
Это подтверждается словами из письма писателя к В. Г. Черткову от 12 декабря 1900 года:
«Драму я, шутя, или, вернее, балуясь, я написал начерно, но не только не думаю её теперь кончать и печатать, но очень сомневаюсь, чтобы я когда-нибудь это сделал».
Отправной точкой для Толстого послужил бракоразводный процесс матери Н. Н. Суханова и инсценировка смерти,
устроенная его отцом на Софийской набережной с тем, чтобы легальным образом расстаться с женой
и дать ей возможность заново выйти замуж.
Афера раскрылась, супруги были приговорены к семилетней ссылке с заменой на год заключения.