February 18th, 2018

солнце

Не пишите мне писем, дорогая графиня

Все ж таки начал читать "Колосья под серпом твоим"  Короткевича- это так сладко, что слипается.
Понятно откуда черпают горстями змагары  прекрасных литвинских магнатов, владеющих тысячами душ, и отдающих наследника неисчислимых богатств на воспитание мужикам на 4 года.

Я бы назвал это ранним советским маньеризмом, ибо  все завитушки присутствуют.
Придумывание блестящего, мудрого и прекрасного Княжества Литовского, не существовавшего в природе,
и бегство в него от советской действительности.

Но биография у Короткевича интересная


Parents_Of_Korotkevich
Родители Вл. Короткевича: Надежда Васильевна и Семён Тимофеевич
(в чине коллежского секретаря). 1915 г.


Korotkeviczy
Родные Вл. Короткевича: тётя Евгения Васильевна,
отец Семён Тимофеевич,
дед Василий Юллианович Гринкевич,
сестра Наталья и брат Валерий. 1928-й год



Родился Владимир 26 ноября 1930 года в городе Орше (ныне в Витебская область, Белоруссия) в семье интеллигентов.
Отец, Семён Тимофеевич, работал инспектором по бюджету в Оршанском районном финансовом отделе.
Мать, Надежда Васильевна, окончила могилёвскую Мариинскую гимназию,
некоторое время работала учительницей в сельской школе под Рогачёвом, после замужества занялась домашним хозяйством.

Его мама хорошо знала мировую литературу. В семье было трое детей — Владимир, его старший брат Валерий (погиб на войне),
и старшая сестра Наталья (в замужестве Кучковская).
Большое влияние на Владимира оказал дед, отец его матери, Василий Юллианович Гринкевич, дослужившийся до губернского казначея.
Этот человек безграничной энергии и азарта, обладавший огромной физической и духовной силой,
стал прототипом Данилы Загорского-Вежи в романе «Колосья под серпом твоим».
От своего деда Владимир услышал легенду «Мать Ветра» про события Кричевского восстания 1743—1744 годов
и много белорусских народных легенд и преданий, и, благодаря ему, полюбил историю и природу.
Многие рассказы деда стали источником для многих будущих его произведений


 Вот эта строчка мне совершенно непонятна
Во время Великой Отечественной войны находился с семьёй в эвакуации в Москве,
на Рязанщине,
в окрестностях Кунгура на Урале,
позже в Оренбурге и в Киеве



- есть вопросы по непонятному перемещению семьи, и особенно-"в эвакуации в Москве"
соотнеся с должностью отца-"Отец, Семён Тимофеевич, работал инспектором по бюджету в Оршанском районном финансовом отделе."
Мать-домохозяйка.В 1944 году вернулся в Оршу, где получил среднее образование.
Как, как люди из оккупированной Орши оказались "эвакуированы в Москву"- город со спец-режимом?

Через много лет он пытается объяснить это в беллетризованной биографической книге "Листья каштанов" 1976,
но все равно получается Станиславский.
Сами смотрите

Collapse )
Кажется концентрированным враньем от начала и до конца.
Недаром, он написал это в 1976, а не в 1956, когда любой школьник мог бы раскатать каждую фразу по атомам.

Collapse )

Высшее образование получал в Киеве, в КГУ, где режим по сравнению с Минском был мягче.
Минск всегда был подозрительным, ментовским и гебистским.

Во второй половине 1950-х годов им вынашивалась идея создания белорусской национальной эпопеи — он планировал написать около 100 томов,
в которых должны были быть «Сказки и литература для детей в стиле Х. К. Андерсена» и «Записи фольклора».
Ряд оригинальных сказок им были созданы в 1970-е — начале 1980-х годов.


Вот примерно такими добровольцами фальсифицируется история отдельных кусочков территорий и фальсифицируется фольклор.
Хотя это называется "творчески переработал", а на самом деле- "уничтожил"

А вот это- прямо хахаха и машина времени!

В 1958 году он написал сатиро-юмористическую повесть «Цыганский король»,
при написании которой был использован факт существования на Гродненщине в конце XVIII века цыганского «королевства». Материалом для повести послужил очерк историка А. Киркора «Народности Литовского Полесья и их жизнь», опубликованного в III томе «Живописной России» в 1882 году.
В этой повести Короткевич не только язвительно характеризует цыганское «королевство» и несуразную систему государственного управления, но и размышляет про историческую судьбу Белоруссии, затрагивая существовавшие в те времена социально-общественные и национальные проблемы.


Интересно, Лукашка на этой повести изучал свой неповторимый стиль управления?
У нас теперь, кстати, цыган в СМИ не принято называть цыгане, а пользуются всякими тупыми эвфемизмами.
Боятся цыганского короля с зачосом.


Король Якуб Первый исправился и, не угнетая цыган, милостиво правил ими до самой своей смерти, которая наступила в 1795 году.
Со смертью Якуба окончилась и династия.
Цыгане избрали королем, и довольно неудачно, лидского шляхтича Милосницкого.


Польша, благодаря гнилому панству, пала.
Начался новый период истории Белой Руси.
Новые порядки не понравились Милосницкому, и он с большинством состоятельных цыган перекочевал в 1799 году в Турцию.
В Белоруссии осталось незначительное количество цыган без государства, без правительственной организации.


Это только в книжках так везет.
В реале- Турция откочевала в Белую Русь, а цыгане наводнили все правительственные организации.

дворец лукашенки3 дворец лукашенки2
солнце

Чего нету в педии о Короткевиче

Если можно о Ван Гоге писать, никого не опасаясь, что он был душевнобольным и отрезал себе ухо, то
о том, что Короткевич был тяжелым алкоголиком и умер, прервав запой,  вам в педовикии не напишут.

Короткевич Владимир Семёнович





Белорусский писатель и поэт
Кавалер ордена Дружбы народов
Лауреат Литературной премии Союза писателей БССР имени Ивана Мележа (1983) за романы «Нельзя забыть» и «Леониды не вернутся на Землю»
Лауреат Государственной премии БССР имени Якуба Коласа (1984, посмертно) за роман «Чёрный замок Ольшанский»

Collapse )
солнце

Белорусские национальные биографы ленивы и нелюбопытны

Иначе мы бы знали, что муж маминой  родной сестры( тети Короткевича) был

Владимир Иванович Усюкевич 1896 -

Родом из Новогрудчины, военный.
Был начальником штаба железнодорожных войск 2-го Украинского фронта.
Получил в освобождённом Киеве двухкомнатную квартиру, в которой Владимир Короткевич вместе со своей матерью жил летом 1944-го года.
В 1971 году с женой переехал в Минск. Детей не было.

следов этого Усюкевича-начальника штаба найти не могу

Родители
♂ Василий Юллианович Гринкевич [Гринкевичи] р. 1861 ум.- 12 июль 1945
♀ Анна Франциевна Пашкевич (Гринкевич) [Пашкевичи] ум. август 1906
События
25 июль 1893 рождение: Могилёвская губерния, Мстиславль
1915 брак: ♂ Семён Тимофеевич Короткевич
р. 15 февраль 1887 - 21 сентябрь 1959
15 ноябрь 1918 рождение ребёнка:
♂ Валерий Семёнович Короткевич
р. 15 ноябрь 1918 ум- 1941
20 ноябрь 1922 рождение ребёнка:
♀ Наталья Семёновна Короткевич (Кучковская)
р. 20 ноябрь 1922 -  24 февраль 2003
26 ноябрь 1930 рождение ребёнка: БССР, Витебская область, Орша,
♂ Владимир Семёнович Короткевич
р. 26 ноябрь 1930-25 июля 1984 г БССР, Минск
Окончила в 1911 году могилёвскую Мариинскую гимназию.
Некоторое время работала учительницей в сельской школе под Рогачёвом в д. Зборов.

--
В Рогачеве в память о Короткевиче есть только маленькая комнатка в местном музее.
Еще есть могила его бабушки.
Но смотреть на замшелый каменный фундамент, на котором должна бы лежать могильная плита, уж очень тяжело:
о том, что здесь похоронена бабушка Короткевича знают только местные краеведы, никаких опознавательных знаков нет.


бабушка короткевича2
солнце

Хроника убийства Белоруссии 1969 -1984

Три путешествия по Полесью писателя Владимира Короткевича и фотографа Валентина Ждановича

Невозможно пройти мимо и не остановиться на его совместных путешествиях с Владимиром Короткевичем.
А их, между прочим, по одному и тому же маршруту, с разбежкой в 11 и 4 года, было три.
Жданович в те времена (впрочем, как и всю свою жизнь) работал фотокорреспондентом журнала «Мала­досць».
В редакции тогда были очень хорошие времена.
Там могли себе позволить фотографа вместе с писателем отправить в длительное путешествие по Полесью,
чтобы открыть и запечатлеть этот загадочный край.

Первая поездка состоялась в 1969 году.

По ее результатам Короткевич написал очерк «Колокола в глубинах озер».
Классик так описал себя и своего напарника:
«И вот они, журналист Валентин и литератор Владимир, ваш покорный слуга, в надлежащий день вооружились фотоаппаратами,
рюкзаками, удочками и мужеством и достойно взошли на борт воздушного лайнера Минск — Гомель.
Вид у этих двух был весьма неавантажный: потрепанные куртки, брюки, оставляли желать лучшего, а на одном еще и кирзовые сапоги.
Только первоклассная техника журналиста давала некоторое понятие, что это культурные люди, а не босяки».
Интересен и еще один момент, где Короткевич описывает Ждановича:
«Валентин. Журналист. Фотолетописец вылазки. Человек из тех, что охотно снимают, свисая с башни или шасси вертолета».
Путешественники высадились в «древнем городе на Соже» (Гомеле).
Там сели на теплоход «Маяковский» — в то время судоходство было достаточно интенсивным.
Интересно, как Короткевич рассказывает об еще одном участнике их «команды»:
«Пароход. Крохотная аккуратная скорлупка.
Живая. С двигателем, винтами, подвесным киноэкраном.
С голосом.
Бодрым утром и сонным над сонной вечерней водой».
Этот сплав на теплоходе оказался чрезвычайно счастливым для путешественников,
наполненным яркими встречами и происшествиями.
Они иногда делали остановки в полесских деревнях, дружески сидели с местными жителями.
Вместе с фольклористом Арсением Лисом, который присоединился к ним, записывали местное творчество.
Эти деревни действительно жили, играли всеми своими красками. Много молодых людей, красивых девушек встречало их здесь.
Полесье открывалось всей своей красотой, позволяло творцам запечатлеть ее.
Неожиданно для самих себя в Давид-Городке они попали на годовщину цыганского судьи.
Большое количество загорелых, смелых мужчин.
Их женщины привлекали таинственной красотой.
О том, что какая-то цыганка такой оставила след в душе или Короткевича, или Ждановича, можно утверждать с уверенностью.
Ведь именно такая встреча описана в рассказе «Страна цыган».
Там автор рассказывает о черноволосом фотографе (так выглядел Жданович),
которого цыгане приняли за своего, описывает тот водоворот чувств, который поднялся в его душе, когда он познакомился с молодой цыганской вдовой..
.korotkevich-zhdanovich2

Вероятно, это та цыганская вдова, в которую был влюблен чернявый фотограф
Целью этой поездки было пересечь все Полесье насквозь.
Со своими соратниками писатель разошелся в Пинске (им нужно было вернуться в столицу).
Однако сам продолжил путешествие: «Я ехал автобусами и попутными машинами, шел пешком, переправлялся через реки и каналы, забрасывал удочки в спокойные заводи и обрывал крючками кувшинки, рдест и росянку.
Созвездие ковша ночью мерцало надо мной и рыбы, жирные от ручейника,
недоуменно смотрели из-под воды на мой костер».
Проходя таким путем, романтично настроенный Короткевич добрался до белой Каменецкой башни, до самого Бреста.
Второе путешествие, по заданию редакции, было приурочено к 1000-летию Турова и состоялось в 1980 году.

На этот раз Короткевич был уже не таким жизнерадостным.
В своем эссе «Холодная весна, или 1000 лет и 7 дней» он рассуждает об утраченных ценностях древнего города.
На месте аутентичных фундаментов возводятся новые здания, что не может не беспокоить писателя:
«И археологи, которые иногда проводят на городище раскопки, находя то стены,
то пилястры какого-то здания, то шиферный княжеский (или епископский) саркофаг,
или остатки шестистопного трехаспидного храма, не могут поспеть за так называемой хозяйственной деятельностью человека
(мало для нее места по соседству!) или просто за административным зудом безумных людей, которые пренебрегают нашими законами,
так как никого не наказывали за неуважение к родной истории.
И археология, только раскрыв рот, вынуждена иногда навеки замолчать "стараниями" этих людей
. А за нее, в большинстве случаев, не скажет никто».
Как человек, так любивший историю, Короткевич говорит о фактическом вандализме в древнем городе.
Его интеллигентности и сдержанности стоит поучиться.
Беспокоило нашего классика и мелиорация, которая полным ходом шла на Полесье.
Короткевич думает о том, какая судьба постигнет его любимую дубраву, лес с деревьями-великанами: кленами, ясенями, грабами, липами, «гигантскими ольхами над лесными ручьями». Он пишет: «Я боюсь этого, потому что люблю эту землю.
Мы можем потерпеть без этих гектаров...
И мы запахиваем бесценные припятские луга, запахиваем пастбища».
Общее настроение писателя символизирует та самая «холодная весна».
Но она не только досаждает Короткевичу своим холодом, но и вдохновляет его упорным ожиданием тепла, лучшей поры.
На этот раз по реке они переправляются на пароме.
Большой, мощный, он символизирует жизненную силу реки.
Автор пишет: «Едут дети и взрослые, едут телеги с сеном, едут певучие свадьбы и слезные похороны (и ветер развевает черные ленты на крестах)...
И поэтому круглые сутки и все время свободной воды крейсирует паромом, шутит, смеется, плачет, заигрывает и ругается на этом пароме живое Полесье».
Третье путешествие Короткевич и Жданович совершали в 1984 году.
Тогда они достали морской плот — такой, как обычно последним спускают на воду, перед тем как тонет корабль.
На нем они хотели снова от Пинска проплыть по всей Припяти. Но река сильно сопротивлялась.
Площадь этого надувного плота была достаточно большой, поэтому ветер постоянно норовил его снести, против течения.
Они думали, что будут просто уплывать вниз, как на Маяковском, но так не получилось.
Пришлось едва ли не на себе тащить плот, как бурлакам.
В 1984 году молодежь уже повыезжала из полесских деревень.
Был упадок, так как много средств ушло на строительство таких промышленных объектов, как Мозырский нефтеперерабатывающий завод.
Это все отразилось на состоянии природы, на загрязненности окружающей среды.
Короткевич тогда был в очень плохом моральном и физическом состоянии.
Он только похоронил жену, болевшую раком.
Ее смерть он тяжело переживал, лежал в госпитале.
Писателю вовремя не поставили правильный диагноз.
Ему все время давали таблетки, из-за которых открылась язва.
А во время путешествия, в Турове в районной больнице, наконец выяснили, чем на самом деле он болен.
Его срочно отвезли в лечкомиссию, но так и не оказали квалифицированной помощи. Короткевич вернулся в Минск. Вскоре он умер.
Последнее прижизненное фото классика, из третьего путешествия, сделал Валентин Жданович.


http://www.bel-jurist.com/page/korotkevich-zhdanovich
солнце

Библия змагаров

Уточню определение стиля для прозы Короткевича

Провинциальный национал-маньеризм- ПНМ!

А БЧБшники не змагары, а провинциальные национал-маньеристы.
Вона откуда все пошло, оказывается!

Могли бы могилки родовые Короткевичей и привести в порядок,
вместо того, чтобы наклейками с лыцарями торговать.

То есть, пъяница-романтик со словесным даром внезапно может определить
идеологическую ориентацию лимитрофа на несколько десятков лет?
А поди ж ты, Венечка Ерофеев, тоже был алкоголиком, хотя и более талантливым, чем Короткевич,
однако же, путевой карты для нации не оставил...


Где же условное место в советской прозе у Короткевича?

Разумеется, он сильнее Лукьяненко, но слабее Венечки Ерофеева и Виктора Пелевина.
Виктор Пелевин слабее Венички Ерофеева.

По убывающей( понятно, что это моя личная шкала)


Булгаков >Тот, кто писал за Шолохова>Андрей Некрасов>Николай Носов >Венечка Ерофеев
> Виктор Пелевин>Константин Паустовский> Катаев> Фазиль Искандер>Владимир Короткевич

из советских исторических национально заточенных

Владимир Солоухин > Виктор Астафьев> Василий Ян(-чевецкий)>Юрий Рыхтэу>Владимир Короткевич
Collapse )
солнце

Минные поля советской национально-заточенной литературы

Пока одно ищешь- другое находишь.

Юрий Рыхтэу- я помню, как мне  нравились в подростковом возрасте его вещи "из-за северного минимализма".
Надо бы сейчас перечитать...а вдруг впечатления не сойдутся?
Оценить-то я его с точки зрения бытия чукчей - не смогу,
как я могу оценить Короткевича и обрезать все псевдо-белорусские красивости.

Итак, в СССР по разнорядке обучали и продвигали кадры  национальных писателей(в основном- себе на голову)
Сажали их в президиумы и на почетные должности.
По большей части, всю национальную литературу за них придумывали еврейские "переводчики" и литконсультанты в Москве.
А вот Рыхтэу был не такой.
Конечно, нужно бы прочесть его последнюю повесть, чтобы честно об этом рассуждать.

рыхтэу
Collapse )
После распада СССР в новых постсоветских странах Юрия Рытхэу перестали печатать.
Оказавшись в затруднительном положении, писатель выразил намерение эмигрировать в США.
Однако через Чингиза Айтматова он познакомился с немецким книгоиздателем Люсьеном Лайтисом, который заключил с писателем контракт на издание его произведений на немецком языке и стал его литературным агентом.

Произведения Рытхэу стали выходить во многих странах мира: Франции, Финляндии, Нидерландах, Италии, Германии, Испании, Японии и других.
Тираж немецкоязычных книг только одного издательства составил четверть миллиона экземпляров.

В России сложилась противоположная ситуация, последняя книга писателя «Путешествие в молодости» вышла в 1991 году.
С начала 2000-х годов, на средства губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича, произведения Рытхэу стали издавать малыми тиражами и в России, но в свободную продажу книги не попадают из-за того, что весь тираж вывозится в Чукотский АО.
Первой такой книгой было произведение «В зеркале забвения».
Последнее произведение Ю.Рытхэу — «Дорожный лексикон» — вышло в 2010 году
---
Заметили труды жидовского (украденного у нас) капитала по созданию националистических очагов в стране?
Вы и не подозревате, а их готовят, даже и на хорошей( возможно) литературе.
Вот так и с БелАрусью вышло...