September 30th, 2017

солнце

Мемуары

Мемуары воспитанницы Смольного института
Водовозова Елизавета Николаевна

http://az.lib.ru/w/wodowozowa_e_n/text_0020.shtml
http://az.lib.ru/w/wodowozowa_e_n/text_0022_na_zare_zhizni-3.shtml

Из давно прошедшего
http://az.lib.ru/w/wodowozowa_e_n/text_1915_iz_davno_proshedshego.shtml
**
Ф. Глинка

Письма русского офицера о Польше,
Австрийских владениях, Пруссии и Франции,
с подробным описанием отечественной и заграничной войны
с 1812 по 1814 год

http://az.lib.ru/g/glinka_f_n/text_0060.shtml
солнце

антирекламное

ввиду хитрожопости рекламщиков на Хроме теперь стоят

uBlock origin
Adblock plus
Ad guard Adblocker

------ от хитрожопых рекламщиков, режут ВСЁ

Antiminer
---- от хитрожопых майнеров на вашем  нотбуке-компе.
Яндекс- хитрожоп уже не раз замечен за желанием помайнить за мой счет.

Do Not Truck
---
Вроде бы не дает возможности хитрожопам отслеживать ваш мэйл и совать вам
контекстную рекламу в ФБ и гугле
солнце

Служба 12 Евангелий

картинки потырены у bskamalov
он не верит в существование такого обычая.

Я помню, как в двухлетнем возрасте меня пра-бабушка вела из церкви домой,
и мы несли зажженную свечку в китайском бумажном фонарике синего цвета.
И все люди- много-много- расходились домой со свечками в этих бумажных фанариках..
Это было обалденно красиво, в темноте-свечки везде, и поэтому я запомнил именно визуальную картину, может быть, самое первое осознанное воспоминание.
И енто происходило в 20 веке, в Ростове-на-Дону, сильно после полета Гагарина.
Так что- существовало.





страстной четверг
страстной четверг1
солнце

мой любимый график Петров-Водкин

Круче в сто миллионов раз всяких Пикассов и прочих французов.



Оригинал взят у leninka_ru в Книга на выходные: заклинание бирюзой
Если у вас до сих пор не топят батареи и очень холодно, остаётся включить обогреватель и воображение. Вот вам для этого книга тёплая и даже жаркая — тревелог очерк о путешествии художника Кузьмы Петрова-Водкина в Самарканд. Иллюстрирован авторскими рисунками тушью. Из наших новых оцифровок. 1923 год.



Так описывают это издание библиофилы (далее цитаты о книге отмечены звёздочкой, в отличие от цитат из книги): В 1921 году Кузьма Сергеевич Петров-Водкин (1878–1939) принял участие и экспедиции в Туркестан, которую организовала Академии истории материальной культуры дли изучении состояния архитектурных и исторических памятников. Удивительный колорит древнего восточного города покорил художника, и из его наблюдений и рисунков и сложилась эта книга*.

Рисунки из книги. Шах-Зинда:


Небо я видел во все часы суток.
Днём оно невероятных разливов от нежностей горизонта до дыры, зияющей в звёзды на зените.
От окружения солнца оно имеет ещё новые разливы до противостоящей солнцу точки.

[Иллюстрации, цитаты, сведения о книге, ссылка на неё и на два других интересных издания]
Этот переплёт ультрамарина, сапфира, кобальта огнит почву, скалы, делая ничтожной зеленцу растительности, вконец осеребряя её, получается географический колорит страны в этих двух антиподах неба и почвы.
Это и даёт в Самаркандии ощущение зноя, жара, огня под чашей неба.
Человеку жутко между этими цветовыми полюсами, и восточное творчество разрешило аккорд, создав только здесь и существующий колорит бирюзы.
Он дополнительный с точностью к огню почвы, и он же отводит основную синюю, давая ей выход к смешанности зелёных. Аральское море подсказало художникам эту бирюзу
.

Большая дорога:


Иллюстрированные путевые заметки Петрова-Водкина отпечатаны на кремовой мелованной бумаге. Обложка из более плотной шероховатой бумаги также кремового цвета. Для издания художник выполнил тушью (пером и кистью) 22 рисунка: 14 занимают страницу полностью, 7 заставок открывают каждый очерк, завершает текст 1 концовка. Все иллюстрации чёрно-белые, исключение составляет лишь обложка с изображением юноши на фоне среднеазиатского орнамента. Композиционное и шрифтовое решение обложки — выразительный пример авангардной графики.
Мир, нарисованный Петровым-Водкиным словами, — это тоже мир цвета...*


Крыши:


В иллюстрациях же цвет не просто отсутствует — он чужд и неприемлем для Петрова-Водкина. Временами жирный и глубокий, временами тонкий и едва уловимый, но всегда частый, рваный, хаотичный штрих, ломаная, угловатая линия создают в каждом рисунке тревожную экспрессию. Напряжение чувствуется и в статике, и в динамике бытовых, жанровых сцен: вечернее чаепитие, раскуривание кальяна, путешествие на верблюде, на осле, в запряжённой лошадьми арбе, — в пустынном пейзаже с виднеющимися на заднем фоне очертаниями гор, в архитектуре мечетей, мавзолеев и дворцов, в пересекающихся линиях стен, окон, козырьков, городских крыш, увиденных художником в смелых и неожиданных ракурсах. Экспрессия и в то же время иррациональная отстранённость образов сближают иллюстрации «Самаркандии» с ярко проявившимися в живописи Петрова-Водкина традициями иконописного искусства*.

Заставка:


В обычное время сияющий белизной хозяин встречает вас под тенью карагачей. Ковры и подушки драгоценят тёмную листву, отражаются в зеркале водоёма. Душистый чай и лучшие фрукты сада начинают трапезу. Старший сын угощает кальяном.
Дремотный отдых с пилавом и беседою о том, что было: откуда пошли Узбеки и Таджики, как делается кишмиш, когда посажено гранатовое дерево — засыпаешь под журчание слов и арыка.
Солнце обойдёт водоём; перекочуют ковры и подушки; настанет вечер.


Мулла:


Не считая общественных, много праздников семейных. Да и в работе праздник необходим: пьяла чая, затяжка чилима для доброй беседы антрактируют их занятия. В этом вообще типичность всяческого Востока: жизнь — самое главное, формы жизни бесконечно разнообразны — лучшая из них в осознании этих форм, в пребывании самому в безформии. Отсюда добродушно хитрая улыбка Восточного человека на Европейца, изобретающего новые и новые формы и не исчерпывающего, в сущности, ни одной из них до конца.

Первенец:


Из семейных праздников изящны праздники свадебные и трогательны детские.
Первенец отмечается и причёской, и халатом. Бараны и пуды риса, пение и танцы для сотни приглашённых сопутствуют в течении нескольких дней его рождению.
На обрезание тот же праздник. Чинно усевшиеся вдоль кауза, муллы открывают многодневный пир...


Таджик:


Ни зелени садов, ни бирюзы людского гения, не видно отсюда, а вершина ещё не снеговая. Снега рядом — за следующей грядой сияют они.
Не выдерживает масштаба человеческое зодчество пред куполами снежных вершин.
Да и все Искусство не есть ли только репетиция к превращению самого человека в Искусство?


Концовка:


На протяжении лета меняются натюрморты. Урюк и абрикосы, нежные персики, перебиваемые вишнями.
Понемногу тут и там вспыхнут первые гроздья винограда. Впоследствии виноград засиляет всё; самых разных нюансов и форм, он царит долго и настойчиво, пока не ворвутся в него кругляши дыней и арбузов и, наконец, заключительный аккорд золотых винных ягод наполнит лотки и корзины. В лавочках кишмишовый изюм разыграется янтарём к этому времени. Среди всего этого пшеничный цвет узорных, хрустящих по наколам, лепёшек.


Петров-Водкин, Кузьма Сергеевич (1878–1939). Самаркандия : из путевых набросков 1921 года. — Петербург : Аквилон, 1923 (Гос. тип. им. Ивана Фёдорова). — 49, [2] с., [2] л. ил. : ил.; 28 см.

* Сеславинский, Михаил Вадимович (1964–). Книги для гурманов : библиофильские издания конца XIX – начала XX века : [альбом] / Михаил Сеславинский, Ольга Тараканова. — Москва : Белый город, 2010. — С. 218–220.

** Сартянка — от самоназвания осёдлого населения Средней Азии «сарты».

Можно посмотреть ещё две книги, которые Петров-Водкин написал и проиллюстрировал: Аойя. Приключения Андрюши и Кати в воздухе, под землей и на земле (1914) | Пространство Эвклида (1932)


солнце

Пробный шар госпереворота

Оригинал взят у akurochkin в Пробный шар госпереворота
       Ситуация с авиакомпанией ВИМ-Авиа существенным образом выбивается из общего тренда плюшевой действительности (денег нет, но вы держитесь). Президент России Владимир Путин на всю страну по телевизору даже пожурил Аркашу ..., и объявил о неполном служебном соответствии министру транспорта. Даже Лунтик сидел угрюмый... ему уже не спалось, как обычно. Никогда такого реально не было. Так-то вроде всё, как всегда: вредители вредят, диверсанты диверсии устраивают, шпионы шпионят, коррупционеры взятки берут, эффективные менеджеры бюджет воруют. Чего такого нового случилось-то?
          А случилось вот что. Этот показательный удар по системам жизнеобеспечения страны со стороны собственников компании, и их публичный отказ от своей собственности и ответственности за нее, явно обозначили направление следующего удара. На Россию оказано боевое воздействие (нападение) в парадигме 3-ей Мировой войны.
           Это пробный шар для контрольного замера адекватности системы управления России. Следующим шагом будет разведка боем. Некие "эффективные собственники" устроят последовательный ряд техногенов для ощутимого поражения систем жизнеобеспечения (от своей собственности они откажутся и тут же свалят). Целью "разведки боем" будет определение скрытых резервов "Путина" для уверенной подготовки основного нападения. А госпереворот станет началом основной фазы нападения.
           ЧП с ВИМ-Авиа потребовалось для определения сколько инфраструктуры нужно одномоментно завалить, чтобы потребовались и вскрылись эти самые резервы Путина. То, что они есть уже ни у кого, после Крыма, не вызывает сомнения.
           Следует особенно отметить, что против боевых действий в парадигме 3-ей Мировой войны ядерный щит, на который все уповают, не поможет. Собственных эффективных менеджеров бомбить не станешь. Да и не они станут главным поражающим фактором этой войны. Они сыграют свою начальную деструктивную роль и погибнут, как мотыльки-однодневки. По следам сбежавших собственников ВИМ-Авиа уже отправились Ангелы Смерти.
         А война будет долгой... и к ней готовиться нужно.
P.S. У Глеба Жеглова нашлись методы против Коли Сапрыкина.