June 16th, 2016

солнце

Никита Муравьев и минская шляхта

Никиту Муравьева мы знаем еще со школы – точнее, не лично его, а декабристов, к которым он принадлежал. Но мало кто из минчан знает, что в 1821-1822 годах Муравьев, тогда в чине поручика, жил в Минске, служил тут и заодно писал письма своей маменьке, Екатерине Федоровне. Писал про свой быт, про Минск, давал матери советы и просил передать книги, перья и карандаши, коих в Минске было не сыскать.
Кстати, именно в Минске Муравьев написал первую версию конституции для демократической России. А дальше вы знаете: Питер, декабрь 1825 года, подавление восстания декабристов. Муравьева, который в дни восстания не был в столице Российской империи, тоже схватили, арестовали, а после отправили на 25 лет каторги в Читу.
Кстати, на площади Свободы, 7 висит доска в память о том, что в этом доме жил Н. Муравьев.
Почему Муравьев «посещал» дом, в котором на самом деле жил постоянно? И почему тут изображен не 29-летний красавец (таким Никита был во время пребывания в Минске), а 41-летний мужчина после каторги? Но это так, исторический курьез…

Четверг, октября 27-го дня, [1821]
г. Минск
Любезнейшая маминька, я вам еще ничего не писал о Минске. Город незавидный – отовсюду окружен обширными лесами. Посреди города большая продолговатая площадь, обстроенная каменными домами. Я теперь живу на этой площади. Город стоит на весьма неровном месте. Мало каменных домов, и те не отлично построены. Много жидов. Общества весьма мало. До сих пор время стоит теплое. Сегодня выпал первый снег.
В первый день моего здесь пребывания я нашел знакомого – адъютанта Александра Михайловича Римского-Корсакова г-а Чудовского, он был в Беннигсеновой армии в 1813 году, минский помещик и имеет большую тяжбу. Я обрадовался найти знакомого, а он – найти человека, от которого можно ему узнать, кому в Петербурге адресоваться о своем деле. Он меня просил рекомендовать его Николаю Александровичу, что я и сделал. У него я познакомился с сыном здешнего вице-губернатора г-а Каминского, молодым человеком лет 20-ти, весьма приятного вида, который повадился ко мне ходить и чрезвычайно мне надоедал своим пустословием и невежеством, так что я употребил самые деятельные меры, чтоб отучить его ходить к себе, в чем, наконец, и успел.
<…> Я был у здешнего губернатора, человека не весьма достаточного, но который почитается честным человеком. Его жена кажется образованною женщиною, но она не говорит по-русски. У них две дочери и сын. Губернатор любит очень говорить и хорошо изъясняется по-русски. Его, говорят, не любит здешнее дворянство за то, что он живет смирно и не дает праздников.
Вот как я провожу свое время. Поутру занимаюсь, хожу вокруг города, после обеда иду к Вальховскому, нашему офицеру, или он приходит ко мне.
Ноября 6-го дня [1821]
г. Минск
<…> У нас по сих пор снега нет и погода сырая, но теплая. Когда Васильчиков поедет к нам – не слыш­но ли у вас, и скоро ли Чернышев поедет в Минск? Здешние шахматные игроки самые плохие. Вот все, что я могу вам о себе сказать. Каждый день хожу пешком верст по 6-ти и по 8-ми, выхожу из какой-либо заставы и иду до 3 и 4 версты и по­том назад. К сожалению, места здесь везде единообразные, ровные, а версты за 4 от города во всех направлениях начинается сосновый лес.
Ноября 10-го дня [1821]
г. Минск
<…> Здесь у нас стоит погода довольно теплая – снег выпадал уже несколько раз, но не держится, и мы ходим в одних сюртуках. Но что здесь весьма неприятно, это грязь. Я принужден был сделать себе калоши. Фонарик, который вы со мною отпустили, мне весьма полезен в вечерних моих прогулках. Он очень светел и возбуждает общее удивление к художнику, который его сделал. Третьего дня мы <…> имели первый урок польского языка. Учитель наш, г. Жуковский, очень хороший, кажется, наставник, но слишком церемонный. Но я боюсь, чтобы мы все не стали гнусить после сих, потому что в этом находится главная красота и сила языка. Первые слова, которые мы затвердили и которые самые затруднительные в произношении, следующие три: «бржми», «втрчиние» и более всех – «хршонщь». Вот как я провожу свое время. Здесь долженствовал быть театр, но кавалергарды отбили его у нас и задержали в Витебске. Они сделали в пользу актеров подписку, по которой они собрали до 6 000 рублей, и бедные актеры, никогда не видавшие такой суммы, забыли родину свою отчизну Минск и остались у них на всю зиму.
Ноября 17-го дня [1821]
г. Минск
<…> Вчера у нас здесь был бал в городском казино – так называется здешнее собрание. Я вам скажу, что здешние дамы не имели счастия мне понравиться – мало или, лучше сказать, нет ни одной хорошей собой – ростом все маленькие; во-вторых, кривляются и довольно неловки: из 30 девушек ни одного личика не было, которое бы могло действовать на воображение. Обращение их здесь похоже на русское. Впрочем, они танцуют довольно хорошо. Я возвратился домой в 12 часов – танцы еще продолжались. В субботу нам обещают еще бал. Но весьма любопытны сии балы тем, что военные никак с здешними не сливаются – фраки в одну сторону, мундиры в другую и обратно. Большая часть молодых людей здешних носят орден Почетного легиона, который дал им Наполеон, за то, что в 1812-м году они воевали против нас, и сие весьма естественно придает холодность взаимному обращению.
Ноября 25-го дня [1821]
г. Минск
<…> За журналы благодарю наперед. Вы не можете себе представить, сколько они будут нам всем приятны. Здесь вовсе нельзя достать никакой книги, а особливо русскую. На днях здешний город праздновал именины губернаторши и пригласил нас на бал, который был весьма забавен тем, что наши офицеры и здешние рвались наперерыв, чтоб превзойти друг друга в мазурке. Наши находили, что здесь не умеют танцевать, здешние жители находили, что наши исказили первобытную ее простоту и отдалились от первых начал ее. <…>
Ноября 28-го дня [1821]
г. Минск
<…> Вчерашний вечер я провел в здешнем театре, который вчера открылся. Играли оперу «Султанки» – никто из нас ничего в оном не понял, а главная неприятность то, что в театре было ужасно холодно. Здесь зима, кажется, стала, погода прекрасная. Опасения ваши насчет моей залы не имеют основания – она тепла и очень хорошо отапливается. Вы спрашиваете у меня новостей о моей голове, но чрезвычайно трудно будет вам их дать, поскольку голова не дает хоть какую-нибудь новость и с моего прибытия сюда об этом даже не стоял вопрос. Вы мне пишете относительно обедов – я их не выбираю, но обойтись без них не могу. Что касается остатков, то меня это не волнует, я склонен даже думать, что их вообще нет.
Екатерина Федоровна Муравьева (Колокольцева)
<…> Когда я написал вам, что ложусь спать в 10 часов, я написал то, что хотел бы делать, но я ложусь почти всегда в 11 часов, однако сплю также каждый день с 4 до 5 пополудни. Так что получается 8 часов сна, которые мне необходимы.
Декабря 23 дня [1821]
г. Минск
Поздравляю вас, любезнейшая маминька, с наступлением Нового года. Желаю вам провести его в здоровье и спокойствии и всех возможных благ. Дорога так дурна, что почта, которая должна бы была прибыть в середу вечером, еще до сих пор не пришла. У нас здесь погода напоминает Италию – так тепло, что этого нельзя себе представить, зато грязно. Что ж делать – всех выгод нельзя иметь вместе. <…>
Генваря 2-го дня 1822-го года
г. Минск
Поздравляю вас вторично, любезнейшая маминька, с наступившим новым годом и желаю вам всех возможных благ. Мы встретили новый год в казино. Бал был весьма блистательный, никогда еще не было столько дам. Видно, что они начинают привыкать к нашему присутствию. Я танцевал котильон, а для Нового году и мазурку!
Видите второй справа двухэтажный дом? Тут и жил Никита Муравьев. Так выглядела площадь в годы его пребывания в Минске.
<…> Вы напрасно полагаете, что я дурно ем. Каждый день у меня бывают или щи, или суп с рисом. Я заказываю суп достаточно густой, чтобы ложка стояла в нем. За этим следует вареное мясо, которое я держу таким особым образом, что оно всегда сочное. Я забыл грешневую кашу, которая есть роскошь в здешних краях и обходится довольно дорого. Обед кончается жаркоем – индейкою или телятиною. Жаркое после моих указаний постоянно холодное. Под конец следует кофе. Я не ужинаю. Иногда по особым случаям Николай готовит мне кондитерские изделия для обеда. Вначале я затруднялся найти вино. В конце концов я нашел здесь погребок, где продается чистое и хорошее вино по 3 рубля за бутылку. Когда мы появились здесь, почти невозможно было купить хороший белый хлеб, так как недостает хорошего белого зерна. Теперь его привозят и делают в Минске отличный белый хлеб.
Теперь о культуре и искусстве, которые нас окружают. Сюда приехали 2 или 3 хороших артиста, и наш театр много улучшился. <…>
Марта 30-го дня [1822]
г. Минск
Поздравляю вас, любезнейшая маминька, вторично с праздником светлого Христова Воскресенья. Желаю, чтобы вы провели оный в спокойствии и в совершенном здоровье. Я всю эту неделю держу пост – весьма строгий, то есть без рыбы. Николай превзошел себя и, не знаю, каким образом, готовит мне преизрядный обед. Он делает миндальное молоко, которое я весьма люблю и которое с грешневою кашею составляет мою главную пищу. Прованского же масла здесь вовсе достать нельзя хорошего. Ореховое масло также найти нельзя. Но я весьма хорошо провел 4 дня, и теперь остается только два дня. <…>
Апреля 3-го дня [1822]
г. Минск
<…> К нам прибыли сюда два немецких миссионера, которые имеют в виду обра­щение жидов. Вчера один из них читал проповедь в лютеранской церкви. Я сби­рался его слушать, но мне не удалось. Сегодня другой говорит, и мне хочется от­правиться в 11 часов умножить число его слушателей. Мне бы весьма хотелось быть свидетелем их толкований и бесед с минскими жидами. Они люди весьма любопытные – объехали почти всю Европу и теперь только что прибыли из Константинополя. Вот все наши новости.



Любопытные коменты минчан под материалом
http://citydog.by/post/uspaminy-4910/

Сьвядомыя змагары как всегда, гадят в коментах на мове, но пока скачут не сильно.
солнце

Лука пытается договориться с белым пушистым зверем песцом.



Одинокий, очень одинокий жареный петух крошка колхозный бригадир-диктатор.



Предвыборный фальстарт. Когда Гуцериев начнет строительство калийного комбината в Беларуси 81 комментарий

Строительство горно-обогатительного комбината (ГОК) в Любанском районе Минской области, реализуемого подконтрольной российскому миллиардеру Михаилу Гуцериеву компанией «Славкалий», приостановлено с сентября прошлого года.
Тогда накануне президентских выборов Александр Лукашенко и его друг-олигарх заложили капсулу в памятный камень возле фундамента будущего предприятия.

Напомним, что власти Беларуси и Гуцериев договорились о строительстве ГОК на сырьевой базе Нежинского участка Старобинского месторождения калийных солей в 2011 году. Был подписан инвестдоговор. Проект, общая стоимость которого оценена в 1,7−2 млрд долларов, предусматривает строительство комбината производственной мощностью от 1,1 до 2 млн тонн хлорида калия.
Впрочем, до мая 2015 года дела в проекте двигались ни шатко ни валко.
Год назад Министерство финансов Беларуси, Государственный банк развития Китая, Беларусбанк и «Славкалий» подписали меморандум о взаимопонимании, предусматривающий привлечение Беларусбанком гарантированного правительством Беларуси кредита для реализации проекта по строительству в Беларуси нового ГОК.
Сумма кредита оценивалась на уровне 1,4−1,5 млрд долларов по ставке 4% годовых на 14 лет, с первой выплатой по кредиту через 5 лет.
При этом Китай становился ключевым потребителем удобрений «Славкалия».

11 сентября 2015 года Александр Лукашенко и Михаил Гуцериев приняли участие в торжественной церемонии начала строительства калийного комбината. «Я уже говорил Гуцериеву, что если создашь Любань как конфетку, мы ее переименуем в Гуцериевск, а ты напишешь для нее гимн», — сказал Лукашенко не без доли иронии.
В конце 2015 года Гуцериев сообщил о получении «Славкалием» первого транша кредита Банка развития Китая в сумме 300 млн долларов. Как сказал российский бизнесмен, проектирование нового ГОК уже идет. «Я думаю, мы приступим к строительству весной. Пять лет — и комбинат будет работать», — уверял миллиардер (цитата по ТАСС).

Одновременно с этим Радио «Свобода» поведало о том, что «памятный камень убрали, строительные работы остановлены, а вся техника отправлена ​​своим ходом в Россию». В Миноблисполкоме уверяли, что прекращение работ на зиму плановое. А сам камень убрали, чтобы его не разорили местные хулиганы.
Зима и весна закончились, но активная фаза строительных работ до сих пор не возобновилась. Эксперты утверждают, что дело в финансировании. «Гуцериев ждет китайского кредита. За свои он точно все строить не будет», — говорит источник. Группа БИН семьи Гуцериева готова выделить «лишь 250−280 млн [долларов]» из необходимых почти 2 млрд долларов «на финишную часть проекта», уверяют собеседники. Ведь проектом предусмотрено строительства не только ГОК, а горнодобывающего комплекса, газотурбинной электростанции, железнодорожной станции «Славкалий», железной дороги до станции Уречье, газопровода от Солигорской ГРС до ГОК, линии электропередачи напряжением 110кВ от подстанции «Калийная», автодороги от ГОК до автодороги Р-57 и прочей инфраструктуры.
В мае банкиры сообщали о завершении процедуры выдачи китайского кредита «Славкалию», сообщает ПРАЙМ-ТАСС.

В мае также увидело свет постановление правительства Беларуси № 361, которым вносятся изменения в условия реализации инвестпроекта по строительству ГОК «Славкалием». Однако конкретной информации об изменении условий не опубликовано. Ряд пунктов значатся под грифом «ДСП».
Источники уверяют, что данным документом скорректированы условия и график строительства нового ГОК. Вчера Александр Лукашенко поддержал предложение губернатора Минской области Семена Шапиро заморозить на год штрафные санкции для ряда инвесторов из-за невыполнения сроков инвестпроектов.
В пресс-службе Миноблисполкома сказали, что вопрос по «Славкалию» на встрече Лукашенко и Шапиро «не обсуждался». «В ближайшее время должен состояться визит Михаила Гуцериева в Беларусь, после которого мы надеемся на активизацию проекта», — сказали там. В Миноблисполкоме верят «в успешную реализацию проекта», связывают «заминку» с вопросами финансирования, кроме того, надежды на начало строительства возлагают на нового директора «Славкалия». На место Станислава Таслицкого пришел бывший вице-президент по капитальному строительству «РуссНефти» Сергей Головко, который имеет опыт реализации крупных проектов в Западной Сибири и Азербайджане.
Что касается сроков строительства «Славкалия», то в 2011 году было объявлено, что компания Гуцериева при поддержке руководства Беларуси построит калийный комбинат уже в 2015-м. Но в прошлом году отложили ожидаемый запуск на 2020 год.
Эксперты недоумевают, зачем было торопиться с закладкой капсулы, если весомых оснований для начала строительства не было. «Единственный ответ — предвыборная кампания», — считают собеседники.
В Любанском райисполкоме отказались от комментариев. Получить комментарий в «Славкалии» не удалось.
http://news.tut.by/economics/500674.html