mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Взятие Львова. "Записки из чемодана". Иван Серов


 Иван Серов даже в своих тайных мемуарах пытался представить себя эдаким душеведом без страха и упрека.
 Но на самом деле был палачом - людоедом.
 В ниже опубликованном отрывке из мемуаров Серова, попробуйте реконструировать реальные события,
 а не мармеладину из тайного чемодана, спрятанного в двойной стене гаража на даче.
Вообще, по густопсовому вранью - членам компартии с номерами билетов меньше 100- не было равных.


***

Один раз мы получили данные, что весь ломбард с ценностями г. Львова не был эвакуирован, а был спрятан во Львовском костеле «Бенедиктин», что место хранения хорошо знает ксендз этого костела, по национальности — армянин.

Помню, в жаркий июньский день я приказал привести во Львовское Управление НКВД этого ксендза-армянина. Ввели в кабинет выхоленного, в белой шелковой сутане ксендза. Я тоже, кстати сказать, был в белом шелковом кителе.
Поздоровавшись, я сразу сказал, что нам все известно о ценностях в его костеле и придется их вернуть хозяевам, т. е. Советской власти в г. Львове. Ксендз, не отрицая моих слов, заявил, что показать, где спрятаны эти ценности, он не может, так как они принадлежат организации ZWZ, и он не вправе ими распоряжаться.


После того, как я довольно твердо сказал, что ценности придется отдать, в противном случае ксендз будет привлечен к уголовной ответственности за укрывательство государственных ценностей, а вернее, народных, т. е. жителей г. Львова, тогда ксендз, немного подумав, заявил: «Если вы, пане генерал, освободите меня от клятвы, я скажу, где ценности».
Я тоже «подумал» и говорю: «Могу. Что дли этого требуется?»
Он отвечает: «По нашим духовным законам меня может спасти от наказании за выданную тайну только физическое нестерпимое воздействие».

Я подумал, что он, может быть, заставит меня жечь его раскаленным железом, но ксендз оказался смышленее меня. Он мне сказал: «Побейте меня, а рядом посадите в комнату поляка, чтобы он слышал, как меня „истязают“, в этом случае грех с меня будет снят».
Я еще раз удивился изворотливости католиков и сказал ему: «Зачем нам портить с вами отношения? Мы несколько раз хлопнем в ладоши с соответствующими угрожающими фразами, а вы крикните „Больно!“, и таким образом дело будет сделано». Ксендз согласился.
Через полчаса эта сцена была разыграна в присутствии (в соседней комнате) одного поляка, который нами намечался к освобождению, и, таким образом, ксендз рассказал, что ценности спрятаны между рамами стекол на втором этаже общежития ксендзов, а также замуровали в стене у привратника костела. Вечером, когда в костеле была служба, мы забрали все ценности.


Интересно отметить, что ксендзы не имеют права жениться, однако во время изъятия ценностей мы, для видимости, у некоторых ксендзов также просматривали комнаты, и сотрудники находили у многих святых отцов фотографии девочек в довольно фривольном виде.

-----

С первыми советскими воинскими подразделениями в столицу Галичины въехал и нарком Иван Серов со своими подчиненными.
Перед ними была поставлена задача: очистить регион от буржуазных польских и украинских националистов, снизить влияние униатской церкви, раздавить частный капитал, разогнать многочисленные демократические партии и общественные движения, не допустить антисоветских выступлений. Начались аресты и расстрелы без суда и следствия.
Тюрьмы и концлагеря были забиты до отказа, в глубинку России отправились эшелоны с депортированными.



Не упускал своего в разграблении Льваова и Иван Серов, который решил, что теперя все опчее- и бабы тоже.
Этот отрывок не значится в мемуарах "героя".
Но вот, как видят его люди со стороны.
Конечно же, такие же ублюдки, как и Серов.

Подчиненные генерала забросали доносами по поводу  интрижки Серова с польской артискткой Эвой Бандровской-Турской тогдашнего первого секретаря ЦК КП (б) Украины Никиту Хрущева и наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берию.
Назревал крупный скандал.

Однако Иван Серов отбивался: «Я ее лично завербовал».
Начальство в Москве было в восхищении — появился такой агент!
Ездит по всей Европе с гастролями, может спокойно и открыто приезжать в Москву.
Но тут произошел казус.  Приехав в Румынию, певица отказалась от сотрудничества с резидентом НКВД в Бухаресте, — рассказывал в своих мемуарах разведчик Павел Судоплатов. — В Москве Серов объяснил разъяренному Берии, что санкцию на общение с Бандровской-Турской он получил от Никиты Хрущева.
Но Хрущев этого не подтвердил.
Между Хрущевым и Серовым произошел такой телефонный разговор.


«Ты, сукин сын, — кричал он в трубку, — захотел втянуть меня в свои любовные делишки, чтобы отмазаться? Передай трубку товарищу Берии!» Мне было слышно, как Хрущев обратился к Берии со словами: «Лаврентий Павлович, делайте все, что хотите, с этим желторотым птенцом, только что выпорхнувшим из военной академии. У него нет никакого опыта в серьезных делах. Если сочтете возможным, оставляйте на прежней работе. Нет — наказывайте, как положено. Только не впутывайте меня в это дело и в ваши игры с украинскими эмигрантами».
И Берия устроил Серову страшный разнос. Из-за этого львовского романа на одного палача могло бы стать меньше. Однако скандалом все и закончилось. Серов «работал» в Украине до февраля 1941 года — занимался расстрелами и депортацией. На XVIII Всесоюзной партийной конференции ВКП (б) его избрали кандидатом в члены ЦК ВКП (б), потом назначали первым заместителем наркома Всеволода Меркулова — ближайшего соратника Берии. Когда началась война, Серов и дальше проводил расстрелы, массовые аресты и выселял граждан Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, немцев из Поволжья, народы Калмыкии, Северного Кавказа и Крыма. За эти «заслуги перед Родиной» его назначили заместителем Берии.

Tags: 1938, Белоруссия, Вторая мировая, НКВД, СССР, Украина, репрессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments