mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Kакой он поляк, он виленский.

Литовского вопроса в то время как бы не существовало.
Все литовцы с некоторой гордостью называли себя поляками, поляки же Привислянскогo края не признавали за поляков не только литовцев, но и виленских поляков, говоря про них: «Kакой он поляк, он виленский.  ».
Польско-русская вражда не отражалась, однако, на отношениях офицеров к офицерам – полякам у себя в полку: с ними мы дружили отлично, служили они образцово и товарищами были хорошими.
Еврейский вопрос стоял во весь свой колоссальный рост, но не был так болезнен, как польский. Офицеры были окружены евреями: портной еврей, сапожник еврей, подрядчики и поставщики евреи, фактор еврей, деньги в долг дает еврей, всюду евреи, евреи и евреи, и многие весьма симпатичные. И по отношению их офицеры были настроены доброжелательно.
Религиозная рознь существовала несомненно, но тогда она не обострялась.
Но перед каждой пасхой шли разговоры о том, что опять какая-то еврейка где-то скрала или пыталась скрасть
какого-то христианского мальчика для надобностей своей пасхи. Кто, где, что и как, никто не знал.
И почти в каждой офицерской семье, где был ребенок мальчик, перед пасхой предупреждали денщика,
чтобы он лучше смотрел за ребенком и одного его за ворота не выпускал: детей воруют.
Так говорили, такова была людская молва. Кем и чем она питалась,
нас тогда не интересовало; городское население этому верило, верили и мы, офицеры, верили и солдаты…

ЗАПИСКИ ЖАНДАРМА   Спиридович А.И.


Tags: 1890, Литва, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments