mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Ночные размышления об опере.

Вся классическая русская литература, которую мы "проходили" в школе была пронизана оперой.
Классики упоминали ту или иную оперу, ту или иную арию, романс, мазурку, полонез( польский) -
и это был очень конкретный ключ, верная тональность настроения сцены.


Нужно было слышать то, что напевали авторы, чтобы войти внутрь и оказаться в одном измерении с героями и ощущениями.
По большей части, в советской школе все это пролетало мимо кассы.
Во всяком случае, я не помню ни одной учительницы руслита( а у меня их было много, и многие были достаточно хороши), которая бы
озаботилась упоминанием того факта, что нужно слушать музыку, о которой говорится в тексте, чтобы явственно увидеть героев и действие.
Скорее всего, их этой простой мысли не учили в институте на филологии.



По большей части русские классики упоминали  итальянскую оперу.
А к итальянской опере требовались итальянские голоса.
По радио в основном передавали остобрыдших Клавдю Шульженко, Зыкину, Пьеху, Кобзона, Магомаева и Палада Бюль-Бюль Оглы.
Так себе заменитель.
Эту  певческую обойму я ненавидел со совершеннейшим остервением, они неслись отовсюду.
Сейчас, через сорок лет, поотдохнув от них, я кое-где могу признать качество голоса и кое-какие шлягеры.
Но Шульженко ненавижу по-прежнему, это такая прединкарнация бабы Пуги, это она натолкнула Алку на идею- петь вечно и не пускать на сцену молодые голоса и заедать чужой певческий век.


Не помню, чтобы я где-то в детстве мог услыхать Марию Каллас - на пластинках или по радио.
И уж, тем более, не по телеку.
Вот я и не слыхал ее, только читал в пересказе рабиновича.



Это запись 1955 года,
меня тогда даже в проекте не было, а какое качество, какая мощь голоса.
И вот, весь громадный СССР, где потенциально наверняка рождались не менее мощные голоса, не слыхал этого волшебного голоса.
Не ставил высокую планку на нахождение голоса, воспитание голоса, сохранение голоса.
Страна не мечтала о таком голосе, не искала такие голоса, сжирала заживо владельцев таких голосов,
держала и не пущала своих крепостных,
и голоса умирали, не родившись.
Птицы не поют в клетке.
И что хуже всего, все это уничтожение своих голосов - продолжается.

Tags: Мария Каллас, Норма, СССР, итальянская опера, литература, опера, свобода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments