mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

КОСТРОМА и ее основатели и владельцы

Кострома была основана  в середине IX века, в виде городка со смешанным славяно-мерянским населением.
МЕРЯ( МОРЯ, МОРЕ)

В середине I тысячелетия н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена марийцев, мери, мещеры, мокшан, муромы и эрзян. Племена городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племён, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия.
Археологическая карта Ростовского, Переславского, Юрьевского и Суздальского уездов, изыскания 1851, 1852, 1853 и 1854 годов
Меряне занимали промежуточное географическое положение между местами обитания прибалтийско-финских (весь, вепсы), волжско-финских (мурома, мещера, мари) и урало-финских[нет в источнике] (пермь) народностей, проживая на территории современных Тверской, Владимирской, Московской, Костромской, Ярославской, Вологодской и Ивановской областей России до славяно-кривичской колонизации их земель в X—XI веках.
Меря впервые была упомянута в VI веке готским летописцем Иорданом под названием меренс (merens) как данник короля готов Германариха. Исследователи в меренс видят финно-угорское племя меря[7][8]. Позднее сведения о мере можно найти и в русских летописях. Согласно летописи «Повесть временных лет», меря располагалась в районе озёр Неро («Ростовское озеро») и Плещеево («Клещина»). По предположению А. Е. Леонтьева, в VI веке мерянские племена переместились из района средней Оки (культура рязано-окских могильников) на север. По мнению В. В. Седова, Леонтьев не пытался подкрепить свою догадку фактическими данными. По утверждению Седова, анализ культуры рязанско-окских могильников и древностей Волго-Клязьминского междуречья второй половины I тысячелетия н. э. определённо демонстрирует невозможность их генезиса последних из первого. Отличаются также погребальная обрядность, комплексы женских украшений и керамические материалы[9].
Согласно «Повести временных лет», в 859 году мерян обложили данью варяги. В 882 году меря принимала участие в военных походах Олега на Смоленск, Любеч, Киев[10]. Последнее летописное упоминание мери как отдельного народа имеется под 907 годом, когда меряне в составе войска Олега пошли на Царьград[11]. Тем не менее известны отдельные упоминания и позднее: «mirri» в «Деяниях архиепископов гамбургской церкви» северогерманского хрониста Адама Бременского (1075), вероятно, пользовавшегося более ранними источниками.
В житиях епископов Феодора, Леонтия, Авраамия, Исайи и в «Повести о водворении христианства в Ростове» упоминается Чудской конец в Ростове Великом, где стоял каменный идол Велеса, которому поклонялись местные язычники вплоть до начала XII века. Они неоднократно изгоняли присылаемых епископов и по некоторым сведениям даже убивали их[12]. В одном из списков жития епископа Леонтия упоминается, что Леонтий «русский же и мерьский язык добре умяше». В других списках упоминается чудской язык, под которым в данном случае мог подразумеваться именно мерянский[13][14].
Начало миграции финно-угорской группы на восток в связи с продвижением восточных славян относится к X—XI векам. Эта территория стала основой Владимиро-Суздальского княжества. Меря выходила в число восставших в 1071 и 1088 годах против насаждения христианства и феодальных порядков. В Истории о Казанском царстве упомянут черемисский (марийский) народ, который жил в Ростовской земле. Автор называет их остяками. Как сообщает летописец, они убежали от русского крещения и поселились в Болгарской земле и Золотой Орде[15].
В 1237 году в Лаврентьевской и Тверской летописях в связи нашествием на Русь монголо-татар впервые упоминается город Галич-Мерский, который в 1247 году станет одним из центров Галицко-Дмитровского княжества[16].
В «письме брата Юлиана о монгольской войне» впервые упоминается Меровия (Merowiam), которая наряду с несколькими языческими царствами была завоёвана татарами. По мнению С. А. Аннинского, Меровия находилась к северу от реки Волги, между реками Унжа и Ветлуга[17]. Н. В. Морохин предполагает, что в Меровии есть два этнотопонима, указывающих на проживавшую в этих местах мерю — Маура, Мериново[18].
Последний раз меря упоминается в «Житии Авраамия Галицкого», написанного в середине XVI века Протасием, игуменом Чухломского монастыря, о событиях второй половины XIV века[19]. Когда в XIV веке Авраамий Галичский решил поселиться на Галичском озере, там жили «человеци по дубравам некрещении, наричеми меря»[20].
По данным археологических раскопок и ориентировочно по данным обширной дославянской топонимики этих мест, меря были финно-угорским народом с языком, близким, вероятно, марийским языкам, вепсскому, мордовским (эрзянскому и мокшанскому).
В настоящее время этнических потомков мери, по-видимому, не существует; представители этого народа полностью ассимилировались русскими, марийцами и мордвой.

Романовские историки и ИДЕОЛОГИ РОМАНОВЫХ насаждали во всех учебниках лже-информацию о КостРОМЕ, как родовом гнезде РОМАНовых. Понятно, что никакого настоящего исследования о происхождении  герба города в Романовское время вестись не могло.

Согласно объявлению губернатора Стремоухова П.П., со слов Николая II, в 1913 году Кострома праздновала юбилей в 700 лет, который совпал с 300-летием дома Романовых
***
В настоящее время на месте месторасположения древнейшего детинца (перекрёсток Пятницкой ул. и ул. Островского) установлен памятный знак с упоминанием Юрия Долгорукого как предполагаемого основателя Костромы.

***

Первым из историков версию о происхождении названия города высказал князь А. Д. Козловский.
Отталкиваясь от латинского слова «каструм» (укреплённое место, крепость), наиболее вероятным он считал происхождение названия «от города Костра, бывшего в Ливонии, недалеко от Юрьева (ныне Дерпта), или замка Кострума, где после построен город Ревель»
Интересно, что в Каталонском атласе 1375 года словом «Castrama» назван город на Волге неподалёку от устья Камы, что соответствует местонахождению Казани. И этот факт позволяет историкам предполагать, что первоначально Казань могла носить название Керман, то есть «крепость»
Привет каталонцам-иберам!


Первое летописное упоминание о существовании Костромы относится к 1213 году, оно связано с распрями между сыновьями великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо.




ДЕТИ ВСЕВОЛОДА БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО (ВБГ)

1-я жена — ясская княжна Мария Шварновна, сестра жены Мстислава Черниговского.
Сбыслава (Пелагея, род. 1178);
Верхуслава (Антония/Анастасия) (1181—после 1198), с 26 апреля 1189, с восьмилетнего возраста, замужем за Ростиславом Рюриковичем
Константин (1186—1218) — новгородский князь, ростовский князь и великий князь владимирский;
Всеслава (ум.после 1206). С 15 июня 1187 замужем за Ростиславом Ярославичем сновским;
Борис (†1188)
Глеб (†1189)
Юрий (1188—1238) — городецкий князь, суздальский князь и великий князь владимирский;
Елена (Алёна) (ум.30 декабря 1203/1205);
Ярослав (Феодор) (1191—1246) — переяславский князь, переяславль-залесский князь, киевский князь, новгородский князь и великий князь владимирский;
Владимир (Дмитрий) (1192—1227) — князь стародубский;
Святослав (Гавриил) (1196—1252) — великий князь владимирский. За время своей жизни князь Святослав княжил в Новгороде, Переяславле-Южном, Суздале, Владимире, Юрьеве-Польском.;
Иван (1197/1198—1247) — князь стародубский;
2-я жена — с 1209 г. дочь Василька Брячиславича Полоцко-Витебского (Татищевым называется Любавой)

Ростовский князь Константин( третий ребенок ВБГ, первый сын) сжёг принадлежавшую ему Кострому, которая поддержала его брата — владимирского князя Юрия, и отвёл пленных жителей города в удельный Ростов: «и пожже ю всю, а люди изымаша».
После победы Константин в 1216—1217 году передал Кострому в удел своему малолетнему сыну Василию.

Жена Константина-  с 1196 года Мария (в иночестве Агафья) (ум. 24 января 1220), дочь смоленского князя Мстислава Романовича Старого.


Мстислав Романович Старый- сын Романа Ростиславича и дочери Святослава Ольговича; происходил из смоленской ветви Мономаховичей.


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ПАРУ: ГИТA УЭССЕКСКАЯ+ ВЛАДИМИР ВСЕВОЛОДОВИЧ МОНОМАХ

они в предках у обоих князей - Всеволода Большое Гнездо и Мстислава Романовича Старого.

( возможно, это фальсификаты 18 века, но все равно интересно)


Князь Василий (Василько) Константинович, владелец Костромы, (внук Всеволода Большое Гнездо)  таким образом Рюрикович-Мономахович
Русская православная церковь причислила благоверного князя Василько Ростовского к лику святых, почитает его как мученика, время канонизации неизвестно.




После 1239 года Кострома принадлежит великому князю владимирскому Ярославу ВсеволодовичуПятому сыну Всеволода Большое Гнездо)

 В 1246 году город перешёл в удельное владение малолетнего младшего сына Ярослава Всеволодовича
Василия( внука Всеволода Большое Гнездо).
В этом же году Кострома становится столицей Костромского удельного княжества, которое выделилось из состава Владимиро-Суздальской Руси.




После смерти Василия Ярославича( внук ВБГ) (1276 г.), Кострома вновь стала частью Владимирской великокняжеской территории, перейдя к племяннику, переяславскому князю Дмитрию Александровичу( правнук ВБГ), сыну великого князя Владимирского Александра Ярославича Невского ( внук ВБГ) и его жены Александры, дочери полоцкого князя Брячислава Васильковича Полоцкого.



Дитрий (правнук ВБГ) уступил Костромув 1293 г. брату Андрею Александровичу Городецкому( правнук ВБГ, третий сын Невского),

а Андрей Александрович Городецкий (правнук ВБГ) отдал Кострому — младшему сыну Борису( пра-правнук ВБГ) (сконч. в 1303 г.)
--
Борис Андреевич — князь новгородский, затем костромской, младший из трех сыновей Андрея Александровича Городецкого от брака его с Василисой Дмитриевной, внукой Бориса Ростовского.

Кроме его участия в избрании новгородского архиепископа Феоктиста (в 1299) да времени его смерти в Костроме,
26 февраля 1303 г., в летописях о нем нет никаких упоминаний.

---


До середины XIV в. обладание Костромой, как видно из летописных известий и официальных документов, соединялось с великокняжеским достоинством.
Юрий Даниилович( внук Александра Невского, правнук ВБГ), князь московский и Михаил Ярославич (правнук ВБГ), князь тверской, отправляясь в Орду за великокняжеским ярлыком, стремились предварительно занять Кострому(бесхозную к тому времени?)

В 1330-е гг. Иван Калита , внук Александра Невского, правнук ВБГ в 1338 году приобретает в Орде ярлык на Кострому, а позже — и на все великое владимирское княжение.
Он также начал скупать земли вокруг Костромы, усиливая влияние Москвы: так, в 1340 году приобретён город Галич и несколько сёл. Окончательно Кострома вошла в состав Московского княжества в правление его сына Ивана Красного( пра-правнука ВБГ).
Город становится форпостом Москвы на Волге, здесь строится новый дубовый кремль, окружённый рвами.



Кострома управлялась назначенными Москвой воеводами.
Великие московские князья считали этот город надёжным местом в ненадёжное время:
в 1382 г. в Костроме от Тохтамыша укрывался Дмитрий Донской(сын Ивана Красного, пра-пра-правнук ВБГ), а в 1409 году от Едигея — Василий Дмитриевич(старший сын Дмитрия Донского, пра-пра-правнук ВБГ)- * я запутался в правнуках, надо строить схему.

То есть, Кострома на протяжении длительного периода находилась во владении одного рода ВБГ(
Большегнездовичей-Мономашичей-Рюриковичей)

Местоположение Костромы в устье Сулы на левом берегу Волги сказывалось на её развитии.
В XIV в. город разрастается за счёт переселенцев из Смоленского, Тверского и Рязанского княжеств.
Город очень страдал от грабительских набегов новгородских ушкуйников (1371 и 1375 гг.) и отрядов казанских татар, не раз внезапно нападавших на Кострому, грабивших и сжигавших её посады.



После опустошительного пожара 1413 г. город отстраивается на новом возвышенном месте ниже по течению Волги.
В 1416 г. по приказу Василия Дмитриевича там строится деревянная крепость, а место становится известным как Костромской кремль.
Именно там был выстроено первое в городе каменное здание — Успенский собор.
В первой половине XV в. Кострома вместе с Галичем становится центром борьбы между московским князем Василием II Тёмным ( внук Дмитрия Донского - все равно из рода ВБГ + сын Витовтовны) и сыновьями Юрия Звенигородского(третий сын Дмитрия Донского, род ВБГ), Дмитрием Шемякой и Василием Косым, претендовавшими на великое московское княжение.
В XV в. усиливается натиск со стороны Казанского ханства: уже в 1429 г. город разорён татарским отрядом, а в 1467 г. летописи фиксируют победу костромского воеводы Ивана Стриги-Оболенского.
Разорительные набеги крупных отрядов казанцев повторились в 1537-1540 гг.
Для защиты от них вокруг Костромы были построены новые опорные пункты – Буй (1536) и Кадый (1546).

Со второй половины XVI века история Костромы тесно связана с возвышением богатого боярского рода Годуновых, бывших крупными владельцами костромских земель и реальными хозяевами города.
Годуно́вы — угасший русский дворянский род, происходящий из Костромы от боярина Дмитрия Зерно, служившего великому московскому князю Ивану Даниловичу Калите( =сын Донского, внук ВБГ) (1288—1340)
***

Фамилия Годунов может происходить от тюрк. gödün (глупый, безрассудный)
либо,что более вероятно, от славянског слова ГОДУВАТИ- растить, воспитывать. ГОДУН- опекун,
а тюркское слово
gödün означает первоначально "несмышленный".
В ярославских говорах годун - приемыш, воспитанник

Дмитрий Зерно был боярином великого московского князя Ивана Даниловича Калиты (1288—1340).
По предположению С. Б. Веселовского, специально изучавшего генеалогию боярского рода Зерновых, выезд Дмитрия Зерно на службу к московскому князю из Костромы относился ко времени после 1328 года, когда Иван Калита получил в Орде ярлык, позволявший владеть половиной великого княжения — Костромой и Великим Новгородом.
У Дмитрея у Зерна были 3 сына: Иван, да Констянтин Шея, бездетен, да Дмитрей. А у Ивана Дмитреевича дети: Федор Сабур, Данило Подольской, бездетен, да Иван Годун

Годуновы становятся ктиторами близлежащего Ипатьевского монастыря, внося щедрые пожертвования, передавая земли и одновременно превращая его в первоклассную крепость.
На средства Дмитрия Ивановича Годунова, дяди будущего царя Бориса Годунова вокруг монастыря были возведены каменные стены с шестью башнями, заложен Троицкий собор, построены жилые корпуса.
На территории монастыря расположена усыпальница этого древнего и знаменитого боярского рода, в том числе могилы отца и матери Бориса Годунова
В 1565 году, когда царь Иван Грозный (первоцарь из рода ВБГ) разделил Русское государство на опричнину и земщину, город вошёл в состав последней и относился к ней до февраля 1567 года

Вот тут генеалогическое древо Ивана Грозного,





Дальше начинается романовское жонглирование историей с превращением реально избранного царя - в "Лжедмитрия".
Чрезвычайно важные события происходят в Костроме!

В годы Смуты Кострома была захвачена отрядами "Тушинского вора", более того архимандрит Ипатьевского монастыря Феодосий и игумен Богоявленского монастыря Арсений в октябре 1608 года отправились в Тушино, где и принесли присягу "Лжедмитрию"

Но об этом надо писать отдельный пост.

***
По поводу раздора Большегнездовичей, раздиравших страну- "ПОЭТОМУ ОТТОМАНЫ УБИВАЛИ ВСЕХ ЛИШНИХ НАСЛЕДНИКОВ МУЖЕСКА ПОЛА".
Tags: Всеволод Большое Гнездо, Кострома, Мономах, Мономаховна, Рюрик
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ни одного британского фильма- без советских!

    Ввиду того, что я теперь не могу вырезать кусок из ютубвидева, я могу только указать начало эпизода с русскими морячками. А как закончится- сами…

  • Делайте ваши ставки, господа!

    Тимановская завтра полетит из Токио в Варшаву 1. Посадит ли Путька самолет? 2. Не посадит ли Путька самолет? Самые тупые- боты поддержки - у…

  • Полит-quickie

    * A brief sexual encounter. ** У Шпака- магнитофон, у посла- медальон.... Тихановская с Байденом - 10 минут. В плюсе- печеньки овсяные.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments