mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

О том, как архиепископ-педераст Гомельский и Жлобинский Стефан украл икону у бабулек.


И как людям не восстать? Против судов, церковных чинов и жадных идиотов?

Дубровка середины прошлого века — это 500 жителей, кузницы, маслозавод, школа, клуб, магазин.
Дубровка сегодня — несколько десятков домов и автолавка по средам.
Жители — в основном пенсионеры.
Но умирающей деревню здесь не считают: летом приезжают дачники и внуки,
а еще же паломники со всей округи спешат к иконе Божьей Матери Скоропослушнице, о силе которой ходят легенды.
Точнее — спешили. Ведь теперь чудотворного образа здесь нет,
а около вмиг осиротевшего храма — только растерянные местные.
Вздыхают и плачут.

Эта история началась 25 сентября прошлого года, когда икону Пресвятой Богородицы украли.
Вор (ему, кстати, уже дали три года) ночью взломал деревенский храм, вынес оттуда образ и спрятал недалеко от церкви, на местном кладбище. Чтобы вывезти добычу, вызвал такси. Но таксист заподозрил неладное и на такой странный вызов — ночью-то на кладбище! — приехал с «подкреплением» — местной милицией.
Вора задержали.
Оказалось, взяли серьезного рецидивиста: парень «нарисовался» в Дубровке не просто так,
работал на заказ — похищал святыни для  коллекционеров.


Молодого человека отправили в СИЗО, началось расследование. Потерпевшей стороной в деле о краже следствие признало местную жительницу 87-летнюю Анну Даниловну Дробышеву. Все в деревне знают — икона, которую украли, всю жизнь была ее собственностью. Это ее мама уберегла «Скоропослушницу» от верной гибели, это к Анне Даниловне потом домой ходили всем селом молиться — пока не было церкви.
Тем не менее, святыню на время следствия отдали не пенсионерке, а передали Гомельской епархии. Жители Дубровки возмутились: «Как же так?» и потребовали вернуть их Пресвятую Богородицу обратно.
Несколько месяцев Анна Даниловна вместе с односельчанами доказывала в судах, что все 120 лет святыня была в деревне, а не в епархии — и забирать ее нельзя.
Но представители Гомельской епархии на ситуацию посмотрели со своей колокольни.
Анну Дробышеву, доказывали они в суде, потерпевшей считать нельзя, так как она не владелица иконы,
поскольку никаких доказательств прав собственности на «Скоропослушницу» у нее нет.

А вот у епархии, мол, права на икону имеются: несколько лет назад ее представители проводили в церкви фотофиксацию имущества — и икона — вот же! — указана в описи храма.
Более того, аргументировали в суде представители епархиального управления,
икона вообще не может являться чьей-либо собственностью
— ни жителей деревни, ни прихода, ни даже этой епархии!

так как она априори принадлежит православной церкви,
а значит, туда и должна быть возвращена.
Что такое АПРИОРИ? = Не опираясь на изучение фактов, независимо от опыта.
Антоним- АПОСТЕРИОРИ= на основе опыта и имеющихся фактов.
Анну Даниловну и ее законного представителя — внука Валерия — суд исключил из числа потерпевших от кражи
и определил вернуть икону православной церкви.
На крылечке у деревенского храма вздыхают женщины, в стороне — мрачнее тучи мужики. Они своими руками строили эту церковь.



— Нам здание заброшенной школы отдали. Ни дверей, ни батарей, ни окон, ни пола не было.
Все за свои кровные, все своими руками.
Ни копейки епархия нам не дала — а теперь еще и наше забрала, — жалуются собравшиеся.
Когда храм построили, наполняли дубровцы его тоже самостоятельно: все иконы несли из домов, у кого что было.
Центральное место отвели, конечно, той, ради которой все и затевалось — «Скоропослушнице».
А теперь в киоте вместо святыни — дыра.


Эту икону специально для Дубровки когда-то заказала монашка, которая раньше жила в нашей деревне, а потом уехала.
Писали ее на Афоне, а потом по морю через Одессу да по Днепру она к нам добралась.
С обратной стороны на дереве было вырезано: «Сей веси для спасения».
То есть она для нашей деревни была создана! Для спасения! Так кто имел право ее у нас забирать? —  возмущаются местные.
Когда в суде эксперты озвучили стоимость святыни — 20 тысяч рублей — жители Дубровки даже обиделись.
— Они ее меряют деньгами, а для нас она бесценна.
На их «Скоропослушницу», уверены в Дубровке, церковное руководство «положило глаз» еще задолго до той кражи.
В конце 1990-х икону у них уже забирали — но тогда дубровцам удалось ее отстоять.
l
— Приехал ко мне будущий Владыка Стефан, тогда он еще был настоятелем Свято-Покровского храма [c 1990 года, в селе Корма Добрушского района Гомельской области, где в 1991 году были открыты мощи Иоанна Кормянского]. Будем, говорит, открывать монастырь (строителем Свято-Иоанно-Кормянского женского монастыря Стефана назначили в 2000 году. — Прим. TUT.BY) — так пусть же посетит ваша Игуменья небесная его. И как забрал — так не отдает и не отдает! Люди уже стали недовольство выражать, шептаться: мол, это ты, Раиса, икону продала да нас обманываешь. Тут я уже стала бить во все колокола, — вспоминает тогдашняя староста Раиса Сивакова.
Дубровцы тогда не отступили — написали письмо архиепископу Аристарху и «Скоропослушницу»-таки вернули в деревню. А теперь вот опять.
— Только вступиться за нас больше некому: Аристарха уж нет, теперь Стефан — Архиепископ Гомельский и Жлобинский.
Кстати, после той сентябрьской кражи епархия забрала из церкви еще восемь других икон. Как говорят пенсионерки — лучших. Якобы в храме не было сигнализации, а значит — святыни не в безопасности. Но сигнализацию-то уже давно установили, а вот иконы так и не вернули.
— Нам говорят, что все иконы — это ценность белорусской царквы.
А где ваша царква была, кали нашыя мамы их спасали и хавали?
Этой «Скоропослушницей» зерно накрывали, а моя мама ее домой забрала и сохранила для деревни, для людей! — плачет Анна Даниловна.
С верой и молитвой, говорят местные, они как-нибудь переживут свое горе, а вот сама деревенская церковь теперь, уверены они, придет в упадок.
— Все ехали сюда из-за нашей иконы, а теперь кто приедет? Прихожан не будет, опустеет церковь, умрет деревня.




Архиепископ Гомельский и Жлобинский Стефан в конце апреля, пока шел суд по делу о краже иконы,
рассказал свою версию событий местным госСМИ.
Как икона оказалась в Дубровке
— Пишут, что икона якобы была принесена некой монахиней Ольгой, о которой нет никаких сведений.
Смущает и тот факт, что монахиня будто жила в Чернигове, однако в то время там не существовало ни одного женского монастыря, — говорил архиерей «Гомельским ведомостям».
На самом образе есть клеймо, которое гласит, что икона написана на Святой горе Афон в Свято-Пантелеймоновском монастыре в 1901 году. — Каким образом святыня могла попасть на территорию современной Беларуси?
В то время единственный путь пролегал через Одессу, где располагался скит Пантелеймонова монастыря.
Именно оттуда и распространялись иконы.
Как оказалось, образ находился в храме до его закрытия в 1930-х годах. Тогда святыни нередко разбирали люди — и хранили иконы дома. Сама церковная община возродилась во время Великой Отечественной войны. А последнее богослужение здесь прошло в 1948 году. Через год по причине отсутствия настоятеля было принято решение о закрытии прихода и передачи здания под школу. Вероятно, именно тогда люди и забрали образа из храма, считают в Гомельской епархии.
Архиепископ намекнул, общаясь с госСМИ, что Анна Даниловна якобы стала бороться за икону после оценки — напомним, стоимость святыни, по мнению экспертов, около 20 тыс. рублей.
— Люди попросту узнали, что святыня стоит не одну тысячу долларов, — считает владыка Стефан.
Представителям епархии непонятно, почему Анну Даниловну на стадии следствия вообще признали потерпевшей — ведь иконы, мол, были похищены из местного храма, а не ее дома, например.
— Предварительное следствие не взяло документы у настоятеля, а просто оттолкнулось от слов Анны Даниловны и признало ее потерпевшей. Хотя она заявила о праве только после оценки, когда узнала стоимость иконы, — объясняла «Гомельской правде» главный юрисконсульт Гомельской епархии Белорусской православной церкви Леся Чирва.
Именно она представляла интересы церкви в суде.
— Епархия предоставила описи имущества храма от 2013 и 2019 годов, в которых значатся иконы.
Да и Белорусская православная церковь никогда не теряла право собственности.
Во времена гонений иконы просто находились на хранении у людей.
Они пробыли у трех-четырех семей, последней стала мать Анны Даниловны.
И хотя она говорит, что иконы достались в дар по наследству, документов соответствующих не имеет.
— В 1999 году в Дубровке возродили церковную общину, представители которой начали ходатайствовать о передаче здания бывшей школы, возведенного в 1971 году местным колхозом.
Безусловно, община собирала средства на строительство и обустройство прихода, — пояснял владыка Стефан.
Но, по его словам, почему-то никто не вспоминает о «внушительной помощи, систематически поступавшей от кормянской церковной общины». — Вся утварь, облачения, богослужебная литература были переданы из Кормы. К сожалению, в то время актов передачи не составляли.


Владыка Стефан говорит, что «в епархию поступали звонки с угрозами, посыпались письма,
якобы сам владыка заказал похищение иконы из деревенского храма».
— Вопрос не в том, где будет находиться святыня, а в том, кому образ будет принадлежать.
Жаль, что некоторые не понимают, что в случае, если собственником станет физическое лицо,
то народ, страна попросту утратят икону, — говорит владыка Стефан.
Заведующий канцелярией Гомельской епархии Василий Черняков поясняет:
в советские годы люди хранили немало икон дома, однако затем образа возвращали в церкви.
По его словам, также существует постановление, которое гласит,
что все имущество приходов до 1945 года является достоянием Белорусской православной церкви.
«Моя бабушка и жители деревни сказали, что будут продолжать бороться за святыню и за ее возвращение в Дубровку»,
— пообещал, услышав решение суда, внук и официальный представитель Анны Даниловны Валерий.
Они собираются обжаловать решение.
В Гомельской епархии жителей Дубровки просят «не драматизировать события вокруг иконы».
Как сообщил  председатель информационного отдела Гомельской епархии протоиерей Олег Кострома, вопрос, куда определить «Скоропослушницу», «до сих пор открыт».
— Если в деревенском храме будут созданы все условия для содержания святыни, то ее вернут туда.
В любом случае, это решение будет принимать уже не Гомельская епархия, а высший церковный орган.





Больше подробностей с русофобским флером от ТУТбая
Но, вот, про педераста они как раз таки и не написали!
Это я нашел, изучая послужной список неполживого Нищерета.
Белорусские "суды" и их квалификация- это третья тема, но вы уже все увидали наглядно.

Жулик и педераст Стефан, архиепископ Гомельский и Жлобинский (Нищерет Анатолий Владимирович)





Родился 3 января 1966 г. в с. Вертиевка Нежинского р-на Черниговской обл. в крестьянской семье.
После окончания в 1982 г. средней школы жил в Чернигове, где проходил послушание иподиакона у архиепископа Черниговского и Нежинского Антония.
По завершении службы в рядах Вооруженных сил в 1985-1988 гг. учился в Московской духовной семинарии.
4 января 1987 г. в Свято-Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры инспектором МДС архимандритом Венедиктом (Князевым) пострижен в монашество с именем Стефан в честь первомученика архидиакона Стефана.
14 января 1987 г. в Покровском академическом храме ректором Московских духовных школ архиепископом Дмитровским Александром рукоположен во иеродиакона,
3 июня — во иеромонаха в церкви в честь Смоленской иконы Божией Матери в Троице-Сергиевой лавре.
С 1987 г. по октябрь 1988 г. служил в Никольском храме д. Работин Коропского р-на Черниговской обл., затем по май 1990 г. нес различные послушания в Киево-Печерской лавре, с мая по сентябрь 1990 г. был настоятелем Никольской церкви в д. Сварычевка Игнянского р-на Черниговской обл.
1 ноября 1990 г. переведен в Гомельскую епархию и назначен настоятелем Покровского храма в с. Корма Добрушского р-на Гомельской обл. Здесь в 1991 г. были обретены мощи святого праведного Иоанна (Гашкевича), чудотворца Кормянского, причисленного к лику местночтимых святых 30 апреля 1998 г. Обретение мощей совпало с приездом в Гомель Святейшего Патриарха Алексия II в дни первого визита Его Святейшества в Беларусь.
13 января 1994 г. возведен в сан игумена, 14 октября 1997 г. — в сан архимандрита.
22 декабря 1998 г. назначен благочинным Добрушско-Кормянского церковного округа. Став местом паломничества, Покровский приход в Корме в 2000 г. был преобразован в Иоанно-Кормянский женский монастырь, а архимандрит Стефан назначен его строителем. В период своего пастырского служения создал Службу с акафистом святому праведному Иоанну Кормянскому и акафист преподобному Лаврентию Черниговскому.
В 2002 г. окончил Киевскую духовную академию.
Постановлением Священного Синода от 24 декабря 2004 г. определен епископом Туровским и Мозырским.
29 января 2005 г. в Петропавловском соборе г. Гомеля наречен, а 30 января — хиротонисан во епископа Туровского и Мозырского. Хиротонию совершили: митрополит Минский и Слуцкий Филарет, архиепископы Уральский Антоний, Витебский Димитрий, Пинский Стефан, Гомельский Аристарх, епископы Бобруйский Петр, Гродненский Артемий, Новогрудский Гурий, Полоцкий Феодосий, епископы Черниговский Амвросий, Васильковский Пантелеимон, Могилевский Софроний, Брестский Иоанн.
Решением Синода БПЦ от 12 января 2012 г. (журнал № 150) назначен председателем Комиссии по канонизации святых Белорусской Православной Церкви.
Решением Священного Синода от 7 июня 2012 г. (журнал № 53) назначен Преосвященным Гомельским и Жлобинским.
Решением Синода БПЦ от 3 сентября 2012 г. (журнал № 163) утвержден в должности настоятеля (священноархимандрита) Никольского мужского монастыря в г. Гомеле и в должности настоятеля прихода кафедрального собора свв. апп. Петра и Павла в г. Гомеле.

Решением Синода БПЦ от 26 июня 2014 г. (журнал № 29) назначен председателем Синодальной комиссии Белорусского экзархата по канонизации святых.
Решением Синода БПЦ от 2 сентября 2015 г. (журнал № 42) освобожден от обязанностей председателя Синодальной комиссии Белорусского экзархата по канонизации святых.
Решением Священного Синода от 22 октября 2015 г. (журнал № 72) исключен из состава Синодальной комиссии по канонизации святых.
1 февраля 2018 г. за Литургией в Храме Христа Спасителя в Москве Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом возведен в сан архиепископа.
Tags: БПЦ, Беларусь, гомосеки, иконы, пидорасы, право, церковные иерархи, церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments