mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Лукашенко приказал написать письмо в газету Вашингтон Пост.

Ванька Эйсмонт, который сдает в аренду Лукашенке свою женку Наташу, и поэтому назначен
шефом БелАрус ТВ приказал секретуткам накатать  pismo v gazetu по схемам совка на, типо, американском языке.

"Дорогая Зе Вашингтон Пост!"

Эти совхозные придурки даже даты умудряются писать в своем совхозном формате!
Представляю веселый ржач в дорогой Зе Вашингтон Пост.



В минском ИНЯЗе нихрена не учат скобарей, как правильно вести документацию на иностранном языке,
о том, что есть принятые формы и шаблоны для различных ситуаций?
Нет, не учат?
Убейся, придурок Лука со всем своим штатом  районных толстожопый колунов,
сучек-любовниц-пресс  секретуток и их колхозных рогоносцев-мужей.

Убейся и ты, Макей, недоминистр недоиностранных дел!


"Дорогая Зе Вашингтон Пост!
04/21/20-
полагается в приличных официальных учреждениях  писать  21 March 2020.



Форматирование-  ОФИЦИАЛЬНОГО ПИСЬМА- вообще полный отпад!
Если не сказать больше...
Макейка, ау!
Как вас там в ГРУ учили обращаться по протоколу?
А инторнетом у вас в МИДке умеют пользоваццо?
Весь инторнет забит форматами официальных писем, сохраняешь болванку в Ворде и погнал!

А бланки официальные от ТВ Радиокампании - где?
Натаха Эйсмонт все распилили с рогатым муженьком, средствий на бланки не осталось?
И краски в принтере  напечатать бланк- тоже кончылос?

Вся на борьбу с КОВИДом ушла?

Ахти ж вы бедные-нешшасные знакокакчественные чинушки-хрюшки!


Вот примерно так пишут официальные письма официальные лица.
В газету или бакалейщику Джону, если чего-то от них хотят.
Или просто желают проинформировать.

Не говоря уж о том, что делать это надо было через официальные каналы- через МИД и официального представителя
страны, а не PISMO V GAZETU.
Уроды, блин, встали у руля и рулят.
И национально озабоченные вышиваночники- точно такие же свинопасы.

Сама статья в Вошегон Посте


Эту Татциану, конечно, надо наказать, но исключительно за то,
что она дала в паспорте изуродовать свое имя.
Те люди, которые сражаются с паспортистками- получают НОРМАЛЬНО НАПИСАННОЕ ИМЯ,
а не Татциана.

By Tatsiana Kulakevich
April 21, 2020 at 6:23 a.m. EDT
President Alexander Lukashenka is a covid-19 holdout. Despite nearly 5,000 confirmed cases and over 40 coronavirus deaths,
Belarus remains the only country in Europe denying the coronavirus danger. The president has made his position clear —
there is no sense in declaring total quarantine, and the fear of coronavirus is a “psychosis” that wise Belarusian people should ignore.
Minsk city authorities introduced some mandatory coronavirus measures on April 7.
These measures apply only in the capital, and require everyone to regularly wash hands in churches and monasteries,
disinfect public transportation and places of public gatherings, wear masks in beauty salons, place tables
in food service facilities no closer than 1.5 meters, and stop visiting nursing homes.


Coronavirus measures remain advisory elsewhere, but are not mandatory.
Throughout the country —
including Minsk — schools, restaurants and gyms are open, people go to work,
and public transportation continues to operate without interruptions.
Why does the government hold fast to this denial of the coronavirus threat?
And what does this tell us about how autocracies respond to global threats generally?


Belarus has limited economic resources and presidential elections are coming up on Aug.
30 —hese two factors may help explain the government’s no-quarantine position.
But the country’s unique economic and geopolitical situation also helps explain why autocrats
around the world have a wide range of pandemic responses.
Here’s what you need to know: Belarus has been coasting on other countries’ efforts
The Belarusian government has been benefiting from other countries’ response to the virus,
as well as the response of its own people.
Thus far, the government has made only limited efforts and financial contributions to contain the pandemic.


Belarus is a landlocked nation, and its neighbors — Poland, Ukraine, Lithuania, Latvia and Russia —
closed their land borders within the first two weeks of March,
with limited exceptions for cargo transport and diplomatic travelers.
These moves effectively isolated Belarus, without any effort by the government.
This allows the Belarusian government to “free ride” —
it now does not need to support individuals and companies that would have lost work from
an official lockdown or stringent measures to limit exposure to coronavirus in Belarus.


Despite the limited official response, Belarusian doctors joined the global flash mob #StayAtHome
and have been urging the people to stay at home to minimize the number of contacts.
The Belarusian opposition and civil society leaders called for a “People’s Quarantine” from March 23 through April 30,
asking people to stay home, keep their kids home from school and minimize all social contact.
While the official media have been downplaying the severity of the crisis, many Belarusians
have been taking precautions and finding ways to self-isolate — without waiting for decisions from above.
The volume of daily weekday traffic in Minsk, for instance, has declined 37.5 percent since the beginning of March.


Is the government stalling for time until the election?
In summer 2020, Alexander Lukashenko will run for his sixth term in office.
By not labeling the virus as a threat, the Belarusian government diverts attention
from its limited capabilities to assist people in need.
The country’s gross domestic product grew just 1.5 percent in 2019, slowing from a 3.05 percent expansion in 2018.


The coronavirus remains the root cause for the growing economic hardships,
limiting the government’s vulnerabilities to shared and emotionally charged
opportunities for protest mobilization triggered by economic factors.
Moreover, the global pandemic has exacerbated Belarus’s economic
problems in a variety of ways, including the appreciation of the dollar and suspension
of work by foreign companies. For example, the largest Belarusian passenger car manufacturer —
BelGee — has experienced delays in supplies of components for Geely cars from China.
The largest windshield factory for Geely is located in Wuhan, the city where the coronavirus originated.
By emphasizing his personal strength, and ability to fight the coronavirus, Lukashenka seems to be
avoiding voter attention to the poor handling of the economy.
This approach may be aimed at minimizing the chances for protests before the election,
and avoiding potential clashes with the opposition and negative reactions from the West.


What does this tell us about autocracies and global threats?
Political scientists Steven Levitsky and Daniel Ziblatt suggest autocratic-minded leaders
profit from crises, because emergencies present great opportunities to claim extraordinary
powers. In a recent article Declan Walsh suggests the world’s autocrats are turning to their
“tried-and-tested tool kits” to exert total control over the chaotic situation with the coronavirus.
What’s happening in Belarus suggests governments with concentrated power
are interested in maintaining their image and preserving their power,
even if their responses are not an efficient or effective way of addressing
the coronavirus problems. But their responses depend on the available resources, as well as each country’s geopolitical situation.


For many years, state propaganda has shaped the image of Lukashenka
as a guarantor of order and Belarus as an island of peace and stability amid the disasters
raging in the world — like the global economic crisis or Russia’s annexation of Crimea.
Lukashenka appears determined to continue to project this image. Here’s an example:
While professional sports are shut down throughout the world,
the Belarusian Premier League continues to broadcast its soccer games.


However, to preserve power, Lukashenka has to navigate between maintaining relations
with the West against Moscow’s demands for deeper integration, Belarus’s weak economy,
the coming presidential election and a history of brutal crackdowns on the opposition.
By officially denying the covid-19 danger while benefiting from other countries’
response to the coronavirus — and with Belarusians promoting social distancing despite
Lukashenka’s denials — the Belarusian government has been limiting attention to its inability
to deliver economic relief to those in need on the eve of the presidential election.
If the pandemic threat resolves before the presidential election, then the government
will be able to credit itself with the successful fight against the coronavirus.
And if the pandemic continues longer, this approach could well backfire,
triggering popular unrest in the country, and jeopardizing relations with the West.


Tatsiana Kulakevich is a visiting assistant professor
of quantitative research methods at University of South Florida School
of Interdisciplinary Global Studies and research fellow at USF Institute on Russia.


***


Президент Александр Лукашенко - несогласный в 19-м веке.
Несмотря на почти 5000 подтвержденных случаев и более 40 случаев смерти от коронавируса, Беларусь остается единственной страной в Европе, которая отрицает опасность коронавируса. Президент четко изложил свою позицию - объявлять тотальный карантин бессмысленно, а страх перед коронавирусом - это «психоз», который мудрый белорусский народ должен игнорировать.

Власти Минска 7 апреля ввели некоторые обязательные меры по борьбе с коронавирусом. Эти меры применяются только в столице и требуют от всех регулярно мыть руки в церквях и монастырях, дезинфицировать общественный транспорт и места общественных собраний, носить маски в салонах красоты, размещать столы в Объекты общественного питания не ближе 1,5 метров и прекращают посещать дома престарелых.



Меры по применению коронавируса остаются рекомендательными, но не являются обязательными. По всей стране, включая Минск, открыты школы, рестораны и спортивные залы, люди ходят на работу, а общественный транспорт продолжает работать без перебоев.
Почему правительство твердо придерживается этого отрицания угрозы коронавируса? И что это говорит нам о том, как автократии реагируют на глобальные угрозы в целом?



У Беларуси ограниченные экономические ресурсы, и президентские выборы назначены на 30 августа - эти два фактора могут помочь объяснить позицию правительства, не предусматривающую карантин. Но уникальная экономическая и геополитическая ситуация в стране также помогает объяснить, почему автократы во всем мире имеют широкий спектр пандемических реакций. Вот что вам нужно знать: Беларусь активно участвует в усилиях других стран
Белорусское правительство получает пользу от реакции других стран на вирус, а также от реакции своего народа. До настоящего времени правительство предпринимало лишь ограниченные усилия и финансовые взносы для сдерживания пандемии.


Беларусь не имеет выхода к морю, а ее соседи - Польша, Украина, Литва, Латвия и Россия - закрыли свои сухопутные границы в течение первых двух недель марта, за небольшими исключениями для грузовых перевозок и дипломатических поездок. Эти шаги эффективно изолировали Беларусь без каких-либо усилий со стороны правительства. Это позволяет белорусскому правительству «свободно ездить» - теперь ему не нужно поддерживать отдельных лиц и компании, которые потеряли бы работу из-за официального запрета или жестких мер по ограничению воздействия коронавируса в Беларуси.

Несмотря на ограниченный официальный ответ, белорусские врачи присоединились к глобальному флешмобу #StayAtHome
и призывают людей оставаться дома, чтобы свести к минимуму количество контактов.
Белорусская оппозиция и лидеры гражданского общества призывали к «Народному карантину» с 23 марта по 30 апреля,
прося людей оставаться дома, держать своих детей дома из школы и свести к минимуму все социальные контакты.
В то время как официальные СМИ преуменьшают серьезность кризиса,
многие белорусы принимают меры предосторожности и находят способы самоизоляции,
не дожидаясь решений сверху. Например, объем ежедневного трафика в будние дни в Минске
с начала марта снизился на 37,5 процента.


Правительство тянет время до выборов?
Летом 2020 года Александр Лукашенко будет баллотироваться на шестой срок.
Не называя вирус угрозой, белорусское правительство отвлекает внимание
из-за его ограниченных возможностей, чтобы помочь нуждающимся людям.
Валовой внутренний продукт страны в 2019 году вырос всего на 1,5 процента, снизившись с 3,05 процента в 2018 году.



Коронавирус остается основной причиной растущих экономических трудностей,
ограничение уязвимости правительства общими и эмоционально заряженными
возможности для мобилизации протеста, вызванные экономическими факторами.
Более того, глобальная пандемия усугубила экономические
проблемы по-разному, в том числе повышение курса доллара и приостановки
работы иностранных компаний. Например, крупнейший белорусский производитель легковых автомобилей -
BelGee - испытал задержки в поставках комплектующих для автомобилей Geely из Китая.
Крупнейший завод по производству лобового стекла для Geely находится в Ухане, городе, где возник коронавирус.
Подчеркивая свою личную силу и способность бороться с коронавирусом, Лукашенко, кажется,
избегать внимания избирателей к плохому управлению экономикой.
Такой подход может быть направлен на минимизацию шансов на протесты перед выборами,
и предотвращение потенциальных столкновений с оппозицией и негативных реакций Запада.


Что это говорит нам об автократии и глобальных угрозах?
Политологи Стивен Левицкий и Даниэль Зиблатт предлагают авторитарных лидеров
прибыль от кризисов, потому что чрезвычайные ситуации открывают большие возможности требовать чрезвычайных
полномочия. В недавней статье Деклан Уолш предполагает, что мировые автократы обращаются к своим
«Проверенные и проверенные наборы инструментов» для полного контроля над хаотической ситуацией с коронавирусом.
То, что происходит в Беларуси, предполагает правительства с концентрированной властью
заинтересованы в сохранении своего имиджа и сохранении своей власти,
даже если их ответы не являются эффективным или действенным способом решения
проблемы с коронавирусом.
Но их ответы зависят от имеющихся ресурсов, а также от геополитической ситуации в каждой стране.



На протяжении многих лет государственная пропаганда формировала имидж Лукашенко
как гарант порядка и Беларусь как остров мира и стабильности в условиях бедствий
бушует в мире - как глобальный экономический кризис или аннексия Крыма Россией.
Лукашенко, похоже, полон решимости продолжать проецировать этот образ. Вот пример:
В то время как профессиональный спорт закрыт по всему миру,
Белорусская Премьер-лига продолжает транслировать свои футбольные игры.



Однако для сохранения власти Лукашенко должен ориентироваться между поддержанием отношений
с Западом против требований Москвы о более глубокой интеграции, слабой экономики Беларуси,
предстоящие президентские выборы и история жестоких репрессий против оппозиции.
Официально отрицая опасность «Ковид-19», извлекая выгоду из других стран,
ответ на коронавирус - и с белорусами, способствующими социальному дистанцированию, несмотря на
Отказы Лукашенко - правительство Беларуси ограничивает внимание своей неспособностью
оказать экономическую помощь нуждающимся накануне президентских выборов.
Если угроза пандемии разрешится до президентских выборов, тогда правительство
сможет рассчитывать на успешную борьбу с коронавирусом.
И если пандемия продолжится дольше, такой подход может иметь неприятные последствия,
вызывая народные волнения в стране и ставя под угрозу отношения с Западом.



Татьяна Кулакевич - приглашенный доцент
количественных методов исследования в Школе Университета Южной Флориды
Междисциплинарных глобальных исследований и научный сотрудник Института USF по России.




Tags: #stayathome, Лука-всё!, идиоты Лукашенко
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments