mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Categories:

Соколов, Малашенко и Киса Воробьянинов.

В чем разница между тремя вышеназванными?
Разница, малята, в том, что Соколов и Малашенко
имели дело с суккубом в виде бабы,
а Кисе повезло нарваться на женщину из рода человеческого и все обошлось только зуботычинами от
О. Бендера и потерей миллионов.
А вот инженер Щукин был менее удачен и попал на суккуба, но вырвался на время.

Почему Малашенко не расчленил суккуба в виде курицы-ангела, а предпочел повеситься?
Потому что он Данте читал и знал, что такое нечисть.

Верил ли Соколов в суккубов- публике только предстоит узнать.
Не хочу тут никого наставлять уму-разуму, но брачный союз у  человека существует только один- первый и он же последний.
В противном случае имеете дело с суккубами-оборотнями

Bozhena-Rynska-Igor-Malashenko-1

professor sokolov




ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ.
МОНОЛОГ ВАГИНЫ СУККУБА, оно же АНГЕЛ-КУРА

Я очень бы хотела рассказать нашу с Игорем историю от начала и до конца.
Не факт, что я смогу преодолеть депрессию.
Ролики нет сил отсматривать и монтировать - очень больно.
Поэтому, пока есть силы писать (но нет сил выйти из номера),
я буду выкладывать по кусочкам свои воспоминания.



Рассказывая в первый день совместного житья о своем браке, Игорь заплакал.
Я назвала его брак "фасадным браком", и он зарыдал.
Я была с ним абсолюино честна, я предупредила, что хочу замуж и ребенка, и его требование замужества очень обидело.
"Ты же хочешь замуж, как все".
Я твердо ответила, что через какое-то время подыму этот вопрос, и что с позиции своей не сойду.
Игорь ответил, что не сможет на мне жениться и дать мне ребенка.
Я предложила не увязать в отношениях и расстаться после вояжа.
И он перебил себя: "А почему я не смогу жениться-то?".
И сказал, что жениться возможно и сможет, но во-первых, у него совсем нет денег.
А во-вторых нужно какое-то время пожить вместе, посмотреть, как оно получатеся.
Я согласилась пожить годик-другой так.
Но потребовала поставить в известность официальную жену.
Игорь ответил, что ей это абсолютно неинтересно, и что у них давно параллельная жизнь.
Но обещал переговорить.

Игорь еще осенью, за пару недель до нашей январской встречи в Лондоне
расстался со своей постоянной девушкой, с которой был долгие годы.
И мне сказал об этом еще давно.

Я прямо, честно и сразу сказала ему, что жить на две семьи не буду.
Что таких предложений у меня много, и я их не принимаю.
Игорь предложил переехать к нему.
И несколько месяцев мы жили, почти не разлучаясь.
И вот настало время ему ехать навещать детей.


Вернулся он подавленный, раздавленный и депрессивный.
И сказал, что должен половину времени проводить с детьми.
Известие это меня убило.
Но границу я не сдвигала.
Я ответила, что это вопрос принципа.
Моя позиция не изменится.
Если он намерен половину времени проводить не со мной, то надо расставаться.


Я пыталась объяснить ему мою позицию человеческим языком.
Мол, разлуки для меня мучительны, я умираю в разлуке, если отношения причиняют мне боль,
то лучше пусть их не будет вообще.
Я объясняла и языком бизнеса: на рынке таких предложений много,
мне предлагали это люди с огромными деньгами, но я не соглашалась
потому, что ждала семейного предложения.
Этот язык был Игорю понятнее, но он видел, что я безумно влюблена в него,
рассчитал, что меня можно сдвинуть с моей границы, и не уступал.

Я пожаловалась его отцу.
Папа ко мне очень благоволил, сам сразу сказал Игорю,
что "эта женщина должна быть для тебя первым приоритетом".
Сначала папа просил подождать.
Мол, не может такого быть, чтобы Игорь всерьез настаивал на половине времени там, с Леной.
Но когда Игорь уехал через две недели, папа рассердился и сказал:
"Ну тогда бросайте его, потому что это не жизнь, а пытка!".
Я передала Игорю слова отца.
Объяснила, что так как он второй раз уехал надолго, то мы расходимся.



И началось страшное. Игорь свалился в тяжелую депрессию.
Он не вставал.
Он плакал и, рыдая, говорил, что он курица с отрезанной головой, которая бежит по иннерции.
Мне стало очень страшно.
У меня началась паника.
Я поняла, что связалась с психопатом.
И не могла бросить.


Когда Игорь смог вставать, я отвела его к психотерапевту и психиатру.
Психотерапевт сказал ему, что когда человек хочет умереть,
рядом с ним появляется ангел и начинает хлопать крыльями.
И где мой ангел? - спросил Игорь.
- Ну вы сами подумайте.
- Божена, что ли?
Да какой она ангел, это все из-за нее и произошло,
- при мне ответил Игорь
.

Позже, без меня, он будет признаваться врачу, что я его жизнь, я оживляю его.
Но тогда он считал, что это я виновата в том, что не уступаю ему в намерении жить на две семьи.
Я очень испугалась его депрессии.
И бросить страшно, и тащить неумно.
К тому же, он обеспечил официальной жене и детям барский уровень жизни.



А почему тяжесть его на мне-то оказалась?
Вот ты сначала мне тоже самое сделай, а потом на меня и наваливайся.
Все это я высказала Игорю.
Он опять перестал вставать.
Рыдал.
И наконец сказал:
"Я в глубоком пике.
Я всю жизнь прятал от себя свои чувства.
Только с тобой я стал чувствовать, и это оказалось очень больно.
Дай мне короткое время выйти из пике, я обещаю вылечиться".



Несмотря на то, что позиции по жизни на две семьи я не уступала,
он все равно половину лета провел на своей вилле с детьми, где лежал и якобы страдал.
А я страдала из-за его поведения.
Никто не желал отступать.
Но так как я свою позицию заявила сразу, а он передернул карты в апреле-мае,
я считала, что надо оборону держать.



Игорь понял, что да, своей депрессией прогнуть меня можно, но не по принципиальным вопросам.
И с сентября он проводил со мной 2/3 времени, как я и требовала.
Мы уехали сначала в Израиль, потом в Украину.
А затем у него возникла необходимость работы в Лондоне.



Депрессия у него прошла, как только появилась необходимость обо мне заботиться.
Я тогда здорово заболела.
Несгибаемость в принципиальной позиции привела к тому, что Игорь понял - есть вопросы, где я усрамся, но не поддамся.
Также он понял, что деньги вопрос не принципиальный.
На Монако я тогда денег не просила, выкрутилась.
И еще он увидел, что своей депрессией он может крутить мной, почти как хочет.
Стоит зарыдать, и я тут же начинаю с ним носиться.
Прошлой зимой я носилась с его депрессией очень формально - водила к врачам, искала пути решения,
но я отказывалась чувствовать себя виноватой за то, что заставила его официально развестись.
Я была уверена, что все сделала правильно.
Более того, повторись история сначала, я бы, конечно, не стала с ним и связываться,
но коли уж связалась, со своей позиции по разводу не сошла бы.
Я уверена, что я была права


Bozhena Rynska
Он хотел, чтобы я не претендовала на его деньги, за исключением копеек,
чтобы я не хотела ребенка и замуж, а просто бы любила его
и была бы с ним ровно столько, сколько он хотел.

То есть, он хотел вторую семью.
Но я никогда не обещала ему, что соглашус
ь на это.
В первый же день, когда возник позиционный торг, я свою позицию озвучила
Я старалась удерживаться на своей позиции,
да, ему удалось оттянуть принятие решения аж до 2015 года.
То есть, я уступила все-таки чуть-чуть, потому что чувствовала себя виноватой за суд с НТВ.
Но дольше. чем три года, ему потянуть не удалось.
В денежном вопросе ему удалось меня обмануть, провести.
В вопросах же абсолютного исключения двухсемейственности я не уступила, он обижался за это, губу кривил.
Мстил за это.

Я говорила: "Игорь, а ты для Лизы бы хотел такую жизнь?
Такую бабскую долю?
Ты ей бы такое желал?
А я ведт тоже чья-то дочь.
И что, из-за того, что у меня нет отца, который начистил бы тебе клюв, со мной можно пытаться жулить?"
Игорь отвечал, что у Лизы были такие отношения, когда человек как бы был с ней,
но весь его ресурс был в прошлой семье,
что окончательного выздороволения у этого человека от прошлой семьи не произошло,
и Лиза в итоге ушла.
И что, спрашивала я, это повод со мной такое же устраивать?
- Не нравится, давай расходиться, заявлял Игорь, но не уходил.


он завис в этом состоянии: я покончу с собой, но не сейчас, а когда нибудь потом.
И не жил, и не умирал.
Это его способ не решать проблемы был.
И когда проблемы были почти решены, он решил все же умереть.
Пожертвовав собой ради детей

lena Hartwig Божена Рынска и все же надо быть объективными, во время сожительства Игорь и Авто дарил, и квартиру на Патриках, и вещи брендовые, полагаю, в нехилых количествах. Поездки оплачивал. Ну т е явно не экономил на любви. Ну а то что детям больше перепадало, на то они и дети, вполне справедливо же

  • Bozhena Rynska Elena Hartwig авто оформлено на него. Он пользовался им также. Это семейный автомобиль. Квартиру в большей степени оплатила я- мне удалось хорошо заработать на отказе одной идиотки от сделки.
    И я свою продала.
    Плюс кольцо хорошее продала тоже.
    В кварти
    ре он также жил.
    Вещи я покупала, продавая старые.
    Мой бюджет был 2500 в месяц.
    Это объективно мало для меня
    . Я до него больше зарабатывала сама. Поездки он и должен был оплачивать - это он не мог жить в России, а я ездить на ненавистную виллу заебалась. Да факто у нас была семья.
    Я вкладывалась связями.
    Активно искала ему работу.

    Помирила со старыми друзьями на свадьбе Бондарчуком. Таскала по врачам. Была единственным близким человеком.
    Все, что я получила, я отработала


шубу плохую я брала в кредит и платила СО СВОЕГО заработка его.
Игорь получил бюджетную компаньонку.
И такой огромной разницы в тратах на нас и на детей быть не должно было.
Или же он должен был честно озвучить свою позицию
и быть готовым
к расставанию в случае не согласия с ней.
Он держал меня тем, что вот вот будет по другому.
Если бы он сказал, что по другому - не будет, я бы ушла.
От несправедливости.
Объективно квартира была плохой.
Ни в какое сравнение с его недвижимостью не шла.
Я умоляла его добавить тысяч триста мне
и купить квартиру с безопасным подъездом, но он не согласился.
Денег на адвокатов он тоже никогда не давал.
Позиция - дети на то и дети, чтобы им больше в десять раз меня не устраивала.
И он это знал.
Но вместо правды и расставания выбрал враньё и тихушничество.
И машине ему нужна была также, как и мне.
Ездить по делам. На дачу. За продуктами.
Это семейный автомобиль, оформленный на него.


Игорь считал так: детям — первоклассное все,
нам — объедки.
Сначала скрывал траты.
Потом, когда все вылезло, пообещал, что вот вот все изменит
Tags: Божена Рынска, Курицына, Малашенко, бляди, оборотни, суккуб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments