mislpronzaya (mislpronzaya) wrote,
mislpronzaya
mislpronzaya

Category:

Грамотный разбор ситуации в Белоруссии

Подтверждаю изнутря, что так оно и есть!

Бульба престолов
О НВФ
«Знаете, что отличает нашу борьбу?
То, что мы белорусы в Беларуси и можем топить за белорусчину открыто,
договариваться прямо здесь, в твиттере, о каких-то действиях,
в то время как борьба русского мира — подполье закрытых чатиков, личных переписок и обезличенных каналов.»
По сути, молодой человек осознанно констатирует привилегированное положение белорусских националистов. Он и его коллега (https://bit.ly/2T0QL3K) (входят в сеть Мотолько) заняты тем, что заваливают чиновников местных властей требованиями избавиться от русского языка в навигации, топонимике и оформлении городской среды или привести транслитерацию в соответствие с латинкой (в последние недели они атакуют администрацию Слонима).

Что характерно, чиновники выполняют, хотя ещё лет 6 назад такие жалобы отправились бы в мусорное ведро, а за актывiстамi бы приехали из милиции или КГБ. Сейчас же КГБ тоже приглашает их к себе, даёт подписать пару бумаг, говорит «молодцы» и отпускает. Законодательство незаметно переделано так, что требования националистов по сути законны (если не считать разжигание). А вот за публичные призывы даже не к интеграции или вхождению в состав России, а просто добавить в топонимику общеупотретребляемый русский язык, прекратить директивное оформление всего орнаментами, прижать националистов — можно сесть надолго. Интересно, что рядовые «пехотинцы Лукашенко» всё ещё думают, что умеренные граждане РБ в подполье, потому что им есть что скрывать, а не потому, что власти содействуют националистам. Такое положение дел в РБ следует держать в памяти всем, кто читает опусы олухов от рос. журналистики и экспертного поля, которые заверяют, что в Беларуси нет национализма, а «Батька — молодец».

Если проследить историю становления, то в РБ первым этапом был идентифицирован и поощрён националистический и антироссийский актив. Вторым этапом его идеи были постепенно проведены в мейнстрим. Теперь же, этот актив стал вполне примелькавшейся деталью политической жизни и, как результат, стал для белорусской политической тусовки вполне рукопожатен. По-моему, в тот момент Семья достигла промежуточной цели, она получила некую poison pill от «мгновенного» присоединения со стороны РФ.

Вот только, создав политическую силу (институт с собственной волей и целями) в атомизированной стране, они по сути получили «каток», который стал «давить». Имея страх перед поглощением со стороны России и опасения касательно реакции со стороны Запада, Семья решила возглавить то, с чем нельзя и нечем бороться (нет контрсилы). Показное продвижение мовы — классическое последствие такой политики. Так как в Беларуси общество атомизировано и доведено до фактического ручного управления, то институт мог давить «атом» за «атомом», пока государственная идеология не стала неотличимой от националистической.

Выходит, политическая мощь России воспринимается в Семье значительно сильнее, чем политическая мощь Запада. Получается, что Семья «до дрожи» боится России. Иначе такая диспропорция иррациональна — проще было бы натравить два института друг на друга и «склоняться то в одну сторону, то в другую». Лукашенко в последнем случае получил бы роль арбитра и стал бы действительно ключевым игроком в Беларуси, в лице суверенов. Он же кастрирует российский институт до состояния «ничтожество» (не без помощи криворуких политтехнологов и предателей в самой России) и тем самым имеет только западный институт. В этом случае, он в России начинает восприниматься как часть западного института, а в просторечии как Иуда и перебежчик, что мы можем увидеть,
посмотрев на действия России в 2015-18 гг.

В 2015 г Россия увеличила дотации РБ (жуткая ошибка со стороны РФ), чтобы та пережила экономический кризис, последовавший за Крымскими событиями, но к 2018 г российская политика стала ужесточаться, и началось постепенно ускоряющееся снятие РБ с дотаций.

Как видно, в России изначально предположили, что Семья побесится, но успокоится, и всё вернется на круги своя в виде постепенной суверенной интеграции образца 2010-13 г, что устраивало большинство «башен» в России. Но ситуация стала раскручиваться: в 2016 г прозападного национализма было больше чем в 2015, 2017 больше чем в 2016 и т.д. В условиях Холодной войны ІІ и постоянных секвестров бюджетов РФ, это стало создавать оппозицию финансированию Беларуси, и одновременно оппозицию касте интеграторов обр. 00-х. Это привело к смене парадигмы в отношении Беларуси, вкл. замораживание и сокращение дотаций.

Насколько я знаю систему принятия решений в РФ, Россия уже приняла стратегическое решение по Беларуси и договариваться на условиях Лукашенко и Минского диалога не будет. Лукашенко пытался представить активность националистов как проявления «гражданского общества», а государство в лице себя, исполнительной власти, МИД РБ и Диалога представлять как непричастное. Но осознание, что это ширма для единой машины национализма, в России уже есть, и оно растёт.
В 2019 г Россия требует от РБ «интеграции» в рамках соглашений СГ, а копошение низовых националистов с их визитами в ЕС и США, по сути, выглядит как подготовка к политическому действию. Так начиналась подготовка любой цветной революции.


Если экономика Беларуси действительно пойдёт под откос, то это может оказаться интересным вариантом для определённых сил, особенно учитывая выборы в США в 2020 г, даже если не играть вдолгую с 2024 г во взоре.

Я всё еще склоняюсь к тому, что режим Лукашенко без массовых дотаций рассыпется как карточный дом. В России Лукашенко не доверяют, с ним не хотят общаться, и все действия направлены на минимизацию его влияния на что-либо. Попытки замирения с его Семьёй в 2015-17 г, по-моему, окончательно признаны ошибочными, а лица, это лоббировавшие, уже могут влиять на ситуацию лишь очень ограниченно.

Будучи знакомым с кампаниями в Сирии, я не мог не заметить, что действия РФ в отношении РБ напоминают стратегию в той же Битве за Алеппо:
• уничтожение стационарной инфраструктуры средств ведения войны (снижение конкурентости крупных предприятий РБ, импортозамещение их продукции, транзит в обход РБ)
• уничтожение инфраструктуры экономической основы ведения войны (уменьшение и упрощение экономики РБ)
• воспрещение и пресечение коммуникаций доставки средств ведения войны и экономики бандформирований (перекрытие контрабандных схем, восстановление границы)
• удушение и ликвидация бандформирований (to be continued)

Таким образом, можно сделать вывод, что РФ справедливо как минимум отчасти рассматривает белорусское государство как конгломерат незаконных вооружённых формирований этнических националистов по образцу «зелёных» анклавов Алеппо и Идлиба — и действует соответственно, но не военными, а экономическими методами. Хотя, даже в ИГИЛ надписи на улицах были не на едином языке («в Халифате на арабском!») , а на нескольких основных языках прибывших из разных регионов террористов. То есть, даже ИГ было в чём-то более практично и менее радикально, чем РБ.

Если модель верна, то классической ошибкой со стороны России будут требования к Лукашенко сепарироваться от радикальных элементов. Как показывает практика Сирии, радикалы легко подминают под себя якобы умеренные силы, которые в лучшем случае не борются с экстремистами, а в худшем — оказывают им содействие. В итоге, зачищать приходится всех, оставляя сортировку Аллаху.





аминь!
Tags: БелАгусь, вышиванка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments